Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Белорусская Сицилия. Белорусская Северная Корея

Новые технологии, отсутствие средств и акцент на столичной жизни испортили минскую независимую журналистику, сузив её кругозор. На поездки за МКАД зачастую банально нет денег. Зачем ехать, если можно просто «накопать» что-то в сети. И что там вообще смотреть, если ничего интересного нет, все самое главное происходит в Минске. Такой подход, на мой взгляд, сильно исказил представление столичных журналистов о Беларуси в целом.

"Мы живём, под собою не чуя страны"

Я не один такой, но объясню на своем примере. Буквально на прошлой неделе, попав в Рогачев, я понял, что очень плохо знал свою страну. До этой поездки я был уверен, что вся Беларусь примерно такая же, как мой родной Минск. Чистая, аккуратная, с ровными и новыми дорогами, новостройками, с фабриками и заводами, которые, возможно, работают на склад, но работают. С дорожками, скамейками и фонарями в центральных парках. Почти не тронутая коррупцией, по сравнению с нашим восточным (или южном) соседом. И с политической оттепелью, то есть витринной либерализацией. В условиях, которой власти пытаются если не быть, то хотя бы выглядеть демократичными.

В Рогачеве эта картина разбилась вдребезги. Уже на выезде из Рогачева я чувствовал себя так же, как чувствовал себя летом 2014 года, окончательно выезжая с оккупированных территорий на Донбассе на территорию, подконтрольную Украине. Тогда мой итальянский друг воскликнул: «Чертов Донбасс! Наконец мы в цивилизованной стране! »Так вот, когда мы вернулись из Рогачева в Минск, я вздохнул с облегчением, будто приехал в совсем другую, свободную и благополучную страну.

Рогачев оказался чем-то средним между «белорусской Сицилией» и «белорусской Северной Кореей».

Минск - это еще не Беларусь

Кстати, я бы никогда в Рогачёв, пожалуй, и не попал, если бы моя помощь не была нужна съемочной группе британцев.  "По заказу Google британцы снимали фильм о роли новых технологий в нашей жизни. В частности, о том, как новые технологии помогают свободе самовыражения и распространения информации".  И в качестве одного из героев выбрали Дениса Дашкевича. Местного независимого журналиста, редактора сайта “Рогачёв Онлайн”, борца с чиновничьей коррупцией и безразличием.

К моему стыду, сначала я уговаривал своих коллег отказаться от этой поездки. Я понимал, насколько дорого для них время и ничего не знал о том Рогачеве. Когда же я услышал от них пересказ слов Дениса о неслыханной коррупции и невероятном уровене репрессивности местных властей, я решил, что малоизвестный провинциальный активист из Рогачёва преувеличивает, чтобы привлечь к себе внимание.

Извини, Денис!

В результате поездки британские коллеги были одновременно шокированы и страшно довольны - Рогачев в полной мере дал понять, что такое свобода самовыражения в Беларуси и с чем ее едят власти.

Денис начал съемочный день со слов: «Вы должны знать, что Беларусь - это не Минск». То есть не вылизанная, довольно состоятельная, вполне европейская из виду, упорядоченная страна. Это страна покрытая пятнами бедности, распада и чиновничьего самодурства. Страна довольно унылая и жутковатая. Не знаю, можно ли слова Дениса отнести к «восьмидесяти процентам Беларуси», как он утверждал, но Рогачев действительно оказался таким.


Болото вместо парка с фонтанами




Мы попили кофе с конфетами Roshen у него дома, обсудили планы на день и прежде всего поехали посмотреть на центральный рогачевский парк. Британские коллеги долго не могли понять, зачем им ехать в парк «с фонтанами, лебедями и французскими туристами». На властями были выделены огромные деньги на реконструкцию парка “Болото” - только по официальной, возможно, не полной информации, около 600 тысяч долларов. Хорошо, что Денис убедил британцев - ЭТО обязательно нужно увидеть своими глазами. Ну ок, давай посмотрим, без особого энтузиазма сказали британцы, но поехали.

Приехали на место. Покачали головами. Не сговариваясь, все вместе спросили у Дениса: «А где же парк ?!»

Ну как где, скептически ответил Денис, вот лебеди, вот фонтаны, вон французские туристы. По всей видимости, говорит он, власти их видят. А вот местные жители и независимые журналисты - нет. Таким образом, общество живет с властями в параллельных реальностях.

Вместо прекрасного парка мы увидели заросший сорняками и быльем пустырь, помраченный пустыми бутылками от спиртных напитков и непарных сапогами. «Возможно, осталось от французских туристов», - говорит Денис.

Пустошь «украшали» две кривые копанки с мутной водой. «Не исключено, что местные власти что-то знали о приближающемся кризисе и решили, что сейчас будет не до красоты. Лишь бы как-то прокормиться. Ведь местные жители нашли этим копанкам полезное применение - запустили сюда карасей и ловят рыбу», - говорит герой британского фильма.

Именно из разговора с местным жителем, весьма краснолицым, но умным и любознательным пенсионером с внуком, и началась какая-то «белорусская Сицилия» или «белорусская Северная Корея».

Дед весело и скептически рассказывал нам о том, что «те идиоты только хуже сделали», так как на этом месте раньше был настоящий парк с красивыми деревьями и аллеями, которые они порубили, рассказывал, как уже были завезаны материалы, но те как  появились, так и исчезли внезапно, а потом сюда следственная группа привозила мэра города, так он что-то им там показывал, ходил, мэра посадили, а парк как был Болотом (неформальное название места, которую дали местные жители - авт.), так сплошным Болотом и остается. Разве что карасей ловить, а так сплошное вредительство, тьфу, куда только президент смотрит! Может потому, что он никогда здесь не бывал, чиновники и распоясались. А может, все они там наверху одинаковые, чтобы им повылазило. Сажают кого-то постоянно, а к лучшему ни хрена не меняется.


Белорусская Сицилия


Снимаем деда, который из любопытства захотел вместе с внуком «попасть в телевизор». И тут мимо нас медленно проезжают три машины, наполненные коренастыми людьми в характерных вязаных шапочках. Вызывающе дорогих и новых на фоне “Болота”. Выглядело это, как в каком-то криминальном сериале - мафиози приехали на пустырь «решать вопросы».

«Понимаете, когда вы снимали только меня, они бы не волновались и могли нас проигнорировать. Ведь меня можно представить общественности, как пятую колонну, грантососа, проклятого оппозиционера и врага народа. А вот когда вы начали разговаривать с простыми людьми, и они стали говорить то же самое, что говорю я, у них нервы не выдержали », - поясняет Денис появление на сцене тех« мафиози », среди которых он узнал местных милиционеров и чиновников.

Стали немного на отдалении. Вышли из машины, руки в карманах, вязаные шапки на лоб, стоят и смотрят на нас недобрыми глазами. Ну ок, давай, Денис, покажи, какой ты смелый независимый журналист. Подойди и спроси, кто они и зачем сюда приехали.

Как только мы к ним подошли с камерой, «мафиози» все вместе от нас отвернулись, начали двигаться, делая вид, будто они приехали на заброшенный пустырь по какому-то  очень важному делу. Разговаривать отказались, проворчав то неопределенно угрожающее.

Мы пошли к своей машине, так как интересный сюжет интересным сюжетом, но остаться на пустыре с шайкой суровых мужиков бандитского вида никому не хотелось. А нашу машину уже прижал дорогой белый микроавтобус. Оттуда выскочила типичная белорусская начальница, которая оказалась главным идеологом города, стала хватать Дениса Дашкевича за руки, пытаясь отвести подальше от камеры. Что вы здесь делаете, что вы снимаете, почему вы никак не успокоитесь, проблем разве захотели, так я вам создам проблемы.

После долгого и бессмысленного спора с чиновной тетушкой Денис спросил, не могла бы она отпустит нас позавтракать. «Зачем вам еще завтракать, вы уже попили кофе с рошеновскими конфетами, хватит с вас. Мне кажется, что британским товарищам уже пора уехать из города, а не завтракать еще здесь ", - ошарашила нас своими знаниями Тамара Воробьева, начальник отдела идеологии, культуры и по делам молодежи. Добавив на прощание, что они «сегодня же начинают реконструкцию парка». Для этого, мол, и приехали.

Едем завтракать. За нами - белый микроавтобус и те самые три машины. Машин потом станет больше, за нами повсюду будет «хвост», по всему городу, везде будут ждать «тихари», в самых отдаленных уголках города.

Во время завтрака от «своего человека» в городском исполкоме пришло сообщение, что против нас готовится провокация. Дениса собираются арестовать за хулиганство. Позже мы получим информацию, что рогачевские власти сообщили в центр, будто британцы ходят по городу пьяные, кричат, размахивают руками и, внимание, «ведут себя неуважительно, богуют тут как короли». Таким образом они объясняли Минску организованную против нас масштабную спецоперацию.

Когда мы отъезжали от кафе, дорогу нам резко перекрыл другой микроавтобус, приехала ГАИ, проверили документы и обыскали машину. За всем этим из своего микроавтобуса следила госпожа Воробьева.

Вблизи закрытого овощного завода, в запущенном районе города с неформальным названием «Северная Корея», нас «пасли» не менее пяти машин. На всей скорости туда приехала директор караоке-бара, открытого на месте бывшей проходной завода, чтобы сообщить, что завод якобы уже чуть ли не завтра купят какие-то там россияне. Замечу, что перед тем Денис нам долго рассказывал, что за тот завод чиновники зарядили «неадекватную цену», так как, по его мнению, на город и людей им плевать, они сидят и ждут откатов. Но иностранные инвесторы, приезжавшие в Рогачев, схемы не поняли, поэтому заводы никто и не купил до сих пор. Большая их часть в Рогачеве или обанкротилась и закрылась, некоторые из них в скором времени просто развалятся.

На подъезде к закрытой мебельной фабрике дорогу нам перекрыл грузовик, возле которого суетились люди в военной форме ... Британцы перепугались уже не на шутку, место было безлюдное, закрытое, кто его знает, что здесь может случиться.


Белорусская Северная Корея


И вот как раз когда британцы начали выражать серьезную обеспокоенность, местные власти внезапно решили сменить тактику. Пришла информация из горисполкома, что нас ждут в городском музее, дабы провести для нас экскурсию, встречу с представителями администрации, БРСМ и пионерской организации, чуть ли не хлеб-соль с песнями и танцами.

Британцев это предложение испугало ещё больше, чем все, что происходило до сих пор. Денис, который говорил, что «никогда в жизни ни с чем подобным не сталкивался», поэтому ему хотелось поехать, он с трудом их уговорил.
Но когда на месте директор музея узнал, что нам не нужны экскурсия и хлеб-соль, мы хотим только встретиться с местной администрацией, чтобы спросить о парке “Болото” и препятствиях, которые мешают работе независимого журналиста, встреча внезапно была отменена. Мы простились с директором музея и перешли дорогу, чтобы пойти к горисполкому. Возле здания стояли два автобуса, вокруг которых толпились коренастые мужики в характерных вязаных шапочках. С их стороны доносилось: «Эй, придурки, что вы там снимаете? Сюда идите, мы вам тут что-то покажем!»

Одновременно с визгом к нам подкатил микроавтобус, откуда выскочила госпожа Воробьева: «Да чтобы вы провалились, что вы здесь все ходите, что вы не успокоитесь никак, что вы здесь снимаете! А ну выключи камеру, ты права мои нарушаешь, ты не имеешь права меня снимать! Поезжайте из города, чтобы я вас здесь больше не видела!» Излишне говорить, что в горисполком нас не пустили, вытолкав насильно на входе...

Британцы были довольны, что им удалось снять весь этот цирк. Но вместе с тем они были очень напуганы. Настолько, что криком кричали, когда мы остановились на заправке уже довольно далеко от Рогачева, где не работали терминалы, и нужно было подождать минут пятнадцать. Мы даже поссорились из-за этого, так как я воспринял их крик, как наезд на героического водителя, который даже бровью не пошевелил в Рогачеве во время той дикой переделки. Хотя рисковал, пожалуй, не меньше журналистов.

«Здесь чистая банда, ребята, натуральная Сицилия ... Теперь вы увидели истинную Беларусь, заглянули за вылизанный фасад. Минск - это всего лишь нарисованный очаг в каморке Папы Карло. И за тем нарисованным очагом вход не в театр, а в комнату ужасов. Жаль только, что столичные журналисты очень мало интересуются провинциальной жизнью», - смеясь, сказал Денис Дашкевич на прощание.

Когда готовился этот материал, Денис поделился с автором информацией о том, что после нашего отъезда, горисполком заказал двухметровые заборы - чтобы скрыть от нежелательных глаз то самое “Болото”.


Я злой

Майор Ярослав Калашник, замком десантного батальона: «Мы своё дело сделаем»

Ярослав Калашник и Дмитрий Галко
Мы с Ярославом Калашником смотрим на путинских личинок как сами знаете на что.

Ярослав Калашник: «Вы, главное, притушите пророссийские брожения в некоторых регионах, а мы своё дело сделаем, не волнуйтесь».

Читайте также репортаж «Предательство командира, достоинство рядовых» о встрече отдельного стационарного берегового ракетного дивизиона из Севастополя.
Я злой

Где, чёрт побери, эта Братислава?

Когда главная героиня романа Коэльо «Вероника решает умереть», словенская девушка, наглотавшись снотворного, лежит и ждёт смерти, ей на глаза попадается статья в случайном журнале, которая начинается с вопроса: «Где находится Словения? Вероника решает в завершение своей жизни написать письмо в этот журнал, чтобы поучить невежд политической географии. Таким образом она хотела скрыть от любопытных истинные мотивы своего самоубийства, вместе с тем обратив внимание на свою страну.
 
 
Недавно мне довелось посетить Словакию. Перед поездкой друзья часто спрашивали, что да чего, почему и зачем, и где вообще та... Словения. Впрочем, не они первые. Самым известным человеком, который перепутал две страны, был Джордж Буш-младший.
 
Словакам известно эта досадное обстоятельство. Но вместо того, чтобы рвать на себе волосы, обижаясь на невнимательный к ним мир, они сделали из него туристическую фишку. Среди других сувениров на лотках в центре Братиславы в глаза бросаются футболки с надписью «Where the fuck is Bratislava?» Что можно перевести как: «Где, чёрт побери, эта Братислава?»



 
 
Умение отнестись к себе с иронией обычно вызывает приязнь.
 
 Братислава фигурирует в двух голливудских фильмах - молодёжной комедии «Евротур» и садистском триллере «Хостел», причём в обоих она одинаково предстаёт в неприглядном и страшноватом виде. Примерно как Казахстан в комедии «Борат». Запрещённой в 2006 году к прокату в Казахстане, России и Беларуси.
 
 Меня очень интересовал вопрос, как восприняли «Евротуру» и «Хостел» словаки. Наверное, обиделись, возмутились? «Да ну, мы смеялись», - убедительно смеясь ответила мне Зузана Фиалова, проект-менеджер организации «Человек в опасности». Я спрашивал у других, полистал отзывы на словацких форумах, не вводит ли она меня в заблуждение - нет, действительно, словаки отнеслись с юмором к тому, что Голливуд представил их столицу в качестве жупела.

Читать дальше (на белорусском языке)
Suur Toll

Сааремаа. Большой Тылль

На выбор страны для исследования, в которую я теперь неожиданно влюбился настолько, что готов туда уехать, повлиял незначительный фактор — мультфильм эстонского режиссёра Рейна Рамаата и художника Юри Аррака по мотивам эстонских народных сказаний о Большом Тылле. Спасибо тебе, czerniec, за наводку.

Если мультфильм смотреть лень или трафик не позволяет, взгляните на книгу, иллюстрированную тем же художником. Она того стоит.

Обычно журналисты исследуют страну в её столице. Мне такой подход не по душе — все столицы мира во многом похожи, местного колорита в них мало. Только времени на подготовку поездки у меня было в обрез, да и единственный автобус шёл в Таллинн, поэтому я тоже мог там оказаться. И ещё неизвестно, смог ли оттуда выбраться потом. Но Большой Тылль звал меня на остров Сааремаа, место своего обитания. Я соскочил ранним утром с автобуса Минск-Таллинн посредине бог знает чего и отправился туда на перекладных.

Дух оказался тем самым, которого я и искал, хотя со времён Большого Тылля остров сильно цивилизовался. Однако мне не удалось привезти оттуда даже самого завалящего сувенира с Большим Тыллем — их там попросту нет. Не везде даже понимали, чего я от них хочу. Suur Tõll? Не, не слышали. В одном месте, где я спросил по-английски какую-нибудь фигурку или майку с его изображением, ухватились за слова «suur» и «t-shirt», отправив меня в отдел маек больших размеров. Ездят на остров в основном эстонцы и финны, поэтому с английским и русским там не очень. Хорошо хоть в одном месте мальчик лет шести, посетитель отдела игрушек, бойко шпарил по-английски и переводил продавщицам. Но и там только качали головами. Человек-паук есть, Спанч Боб есть, Большого Тылля нет.

Не расстерялась девушка-продавец в маленькой сувенирной лавке. А вот он, говорит. Показывая на майку с изображением какого-то дикого бородотаго викинга в шлеме с рогами, с топором и при этом на харлее, едет прямо по черепам. Нет, говорю, это не он. Это, отвечает она, смотря как посмотреть. Сын не поймёт, настаиваю я, он его совсем другим знает. Глядит неподвижно своими островными глазами, сложив руки на груди: ну, дескать, если вы такой раб условностей, ничем не могу помочь.

Местный ремесленник на рынке предположил, что нельзя вот так просто взять и начать делать узнаваемые фигурки или изображения Большого Тылля — надо с художником договариваться, платить ему что-то за авторские права.

Я написал местным журналистам по возвращении алармистское письмо: что ж это делается? я ради Большого Тылля на остров приехал, сыну обещал сувенир привезти, а тут...

Мне ответили из газеты «Meie Maa»: «Хорошее замечание! Возможно, ваш сигнал заставит наших ремесленников изменить отношение к Большому Тыллю, которого они считают локальным героем, неизвестным за границей, поэтому непригодным для сувениров... Но откуда вы в Беларуси знаете старый эстонский мультфильм восьмидесятых годов? Это просто удивительно! Мы обещаем, что сделаем всё возможное, чтобы поставить этот вопрос на уровне городского совета. И конечно напишем заметку в своём издании».

Так что есть шанс, что у меня получится победить тлетворное влияние глобализации на отдельно взятом острове.

Впрочем, несмотря на отсутствие сувениров, в Курессааре всё-таки есть памятник Большому Тыллю и его жене Пирет. Обратите внимание на милую маленькую рыбку, выпавшую из лодки с уловом. Фото без меня, со мной остались на карте памяти где-то на эстонской земле.

Увы, скульптор увидел легендарную пару как-то раблезиански, но хоть что-то.

Collapse )
Я злой

Месье! Мадам! Же не манж па сис жур!

Нет, я не объявлял очередной голодовки, просто мне, вернее, моей жене с ребёнком кровь из носу нужны деньги для поездки в Париж. Меня-то Европа отвергла, вышвырнула прямо с порога.

Оно понятно, что необходимостью съездить в Париж никого не разжалобишь, людям на еду не хватает, но я прошу не безвозмездно-то-есть-даром, а всего лишь в долг на несколько месяцев.

Пытались дозвониться Франсуа Олланду, сказать ему, что мы здесь так за вас болели, ваш посол в Беларуси так убедительно и красиво сравнивал нас с узниками Бастилии, в общем, помогите белорусским «мусеникам за зимокарацию», хотим показать ребёнку Париж, а в кармане ни шиша. Не отвечает телефон...

Вечно у нас в семье всё происходит более чем внезапно. С поездкой в Париж та же история. Взрослому и так можно было бы съездить - пару банок тушёнки, роллтон, рюкзак за плечами, ходи, глазей, впитывай бесплатно парижскую атмосферу. Но чтобы поездка принесла радость 9-летнему ребёнку, похоже, без денег не обойтись. Даже посещение недорогого и познавательного Сите де сьянс будет стоить для двоих примерно 20 евро, что уж там говорить про диснейленды с астериксами. А у нас никаких накоплений, одни растраты.

Никогда не брал кредитов в банках, да и сейчас обогащать банкиров нет ни малейшего желания. Люди добрые, одолжите месяца на три 300-400 евро, буду вам крайне признателен!
Я злой

Эх, Ваня-Ваня, мы с тобой в Париже...

Когда я писал заметку о том, как ходил болеть за сборную Германии за еду и пиво, нутром чувствовал, что она идёт очень трудно, постоянно стопорится. Хотя материал был благодатный – лёгкий и податливый, отличный повод с доброй и немного грустной усмешкой поиронизировать над собой и окружающими.

Теперь мне стало понятно, в чём было дело. Должность и строгая принадлежность к определённой структуре не позволяли высказываться с прежней позиции – всюду стороннего и случайного гостя, никому и ничем не обязанного частного лица.

Трудовая книжка, ежедневная работа в офисе, 24-дневный отпуск в перспективе с более или менее конкретными планами на него, и особенно многоразовый шенген в паспорте напрочь убили во мне вольного маргинала, каким я был большую часть своей жизни. Превратив в члена клуба «солидных людей». Поэтому история про поход в Bier Keller звучала несколько натужно и фальшиво.

Из-за многоразового шенгена уже выглядывали денежные накопления, недостроенный коттедж, собственный автомобиль, рассчитанный бюджет и запас продуктов на месяц вперёд.

Всё бы так и было, не живи во мне неисправимый панк. Увидев, что дело принимает для него дурной оборот, он решил в зародыше уничтожить уже казавшуюся неизбежной перспективу. И сделал так, чтобы первая поездка в Европу по многоразовому шенгену стала для меня последней.

Она могла стать вообще последним, что я сделал в этой жизни. Вчера сын спросил меня на прогулке, заметив впереди группу молодых людей: «Это, случайно, не те, кто тебя убил?»

От его вопроса у меня всё внутри сжалось, душа ёкнула, вспомнился «Мертвец» Джима Джармуша:

Никто: Ты убил того белого человека, который убил тебя?
Уильям Блейк: Но я не мёртв!


Я ответил сыну примерно то же самое, что ответил индейцу Уильям Блейк. А он на меня посмотрел в ответ с тем же многозначительным индейским прищуром: дескать, кто знает, кто знает...

Европа разжевала меня и выплюнула назад – окровавленного, без копейки денег в кармане, без билета и без паспорта с многоразовым шенгеном. «Эх, Ваня-Ваня, мы с тобой в Париже...»

Паспорт восстановить довольно легко, визу - гораздо сложнее, а вот налёт солидности, похоже, слетел с меня всерьёз и надолго.

Более подробный рассказ о первой драматичной поездке в загранку ожидается в следующем выпуске.
Suur Toll

«Постройте в Октябрьском ледовый дворец – для наших юных и храбрых сердец»

Белорусское пропагандистское творчество модернизируется и выходит на новый уровень:



Я активистка БРПО,
Что будет с отчизной мне не всё равно
Во всём я готова страну поддержать
И землю родную трудом прославлять...
Я злой

Нотариально заверенный скриншот

Вечер пятницы. Редакция по-пятничному пуста. Я в одиночестве строчу заметку о том, что израильская демократия - это миф, поэтому можно понять и простить израильского посла Йосефа Шагала, который «не знает» о наличии в Беларуси политзаключённых. Сегодня посол Израиля не знает о политзаключённых в Беларуси, завтра белорусский дипломат окажется не в курсе, что там не так с палестинцами.

В общем, сижу, пишу, как тут в дверь редакции, в которую я прохожу со свистом, сгибаясь и бочком входит милицанер...

- Здрастуйте, уважаемый. Участковый Хрыщенко. На вас поступило заявление о клевете. Будем возбуждать уголовное дело.

Ну всё, думаю, добудимирился. Неужто Моссад работает? Фигассе оперативность. Я ведь даже дописать эту заметку не успел, не то что разместить.

Всё оказалось прозаичнее. И не Моссад, и не против меня лично, а против издания. Зато нетривиальным оказался заявитель - бывший высокопоставленный силовой чиновник, теперь приговорённый к внушительному тюремному сроку. Которого якобы до глубины души возмутило, что его представили... несправедливо репрессированным.

У нас была перепечатана новость одного информационного агентства, что тот, выслушав приговор, выкрикнул: Сатрапы! Режима преступного псы! Пустите меня, палачи! Плюс комментарий одного политзаключённого о слухах, которые ходили в тюрьме про чиновника - будто бы тот в штыки встретил приказ о необходимости максимально жёсткого подавления акций протеста.

Участковому Хрыщенко я показал стопиццот перепечаток этой новости в интернете и даже нашёл оригинал - почему-то удалённый, но закэшированный гуглом. Постарался пояснить, почему к нам претензий быть не может. Тот с восхищением следил за удивительным зверем интернет, с любопытством разглядывал редакцию вражеского издания, с интересом выслушивал мои рассуждения о принципах журналистики, в общем, мило побеседовали и расстались почти друзьями.

Но решающий голос в этом деле будет не за Хрыщенко. Само заявление - едва ли инициатива бывшего силовика. На фига оно ему надо? Ему что, приятнее, чтобы о нём думали как о банальном коррупционере? Вероятнее всего, инициатива исходит сверху и нас будут снова душить.

Я помню, сколько-то лет назад по жэжэ бродил такой мем - «нотариально заверенный скриншот». Это в смысле, что такой документ является смешным и бездоказательным? Напомните, кто в курсе. Поскольку нам сейчас только он и может помочь.

Путешествие в Бробдингнег.

Читая там и сям об избиении журналиста Олега Кашина, поймал себя на стыдной, крамольной мысли: меня это не колышет. Ну почти. Не до глубины души, не до содрогания, не до скрежета зубовного и спазмов в горле затрагивает. Не возбуждает гражданский гнев в той степени, когда хочется выйти на улицу и начать одиночную партизанскую войну против порочной Системы или хотя бы написать в блог, что ужас и аларм, куда катится Россия, сарынь на кичку, надо что-то делать. Для меня, не знающего умеренных чувств, это синоним равнодушия.

Проведя тщательную ревизию в своём богатом и сложноустроенном внутреннем мире, я докопался до причин такого приступа, как мне вначале показалось, душевной чёрствости. Это не душевная чёрствость, а намного хуже - массовидное психическое явление, типическая реакция на событие, которое не затрагивает тебя лично. Хуже - потому что это какая-то встроенная в тебя извне программа, до которой фиг доберёшься.

Зато теперь я лучше могу понять тех своих друзей, которые отстранённо восприняли смерть Анны Политковской. Мне-то казалось, разница между нами только в том, что они аполитичны, граждански несознательны, неспособны постичь всей общественной значимости произошедшего, я молодец, а им нужно до меня возвыситься.

Фигня.

Collapse )