Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Антироссийский Майдан

Два года назад, 18 февраля 2014 года, бывший президент Украины Виктор Янукович с  тогдашним руководством СБУ и МВД приняли решение о начале так называемой «антитеррористической операции» для силового разгона Майдана. После жестоких стычек в течение дня в правительственном квартале вечером начался военизированный штурм основного лагеря протестующих. Баррикады, БТРы и Дом профсоюзов в пламени, непрерывные взрывы разноцветных фейерверков, лязг и грохот, крики боли и пение гимна...

Впереди — три самых страшных дня Революции Достоинства. Они оказались настолько кровавыми, что уже тогда можно было говорить об очень большой цене, которую пришлось заплатить украинцам за свою мечту.

УКРАИНЦЫ ВЗЯТОК НЕ БЕРУТ!

Недоброжелатели говорили, что этой мечтой, наивной и позорной, была «халява». Соблазнили, мол, украинцев призраком лёгкого европейского пряника.

Если бы то действительно было так, революция рассосалась бы после того, как Янукович получил путинскую премию в виде 15 миллиардов долларов и скидки на газ за провал ассоциации с ЕС. Грешным делом, я был тогда почти уверен, что эта щедрая взятка прекратит протесты. Тем более что Европа отказалась участвовать в аукционе, который предлагали тогдашние украинские власти, и не предложила большей суммы. Украинцы не купились. Ни от кого на Майдане я не слышал, чтобы обсуждали те миллиарды, много это или мало, брать или не брать, кто бы дал больше. Ведь искали, как оказалось, совсем не «халявы».

Возможно, лучше бы взяли 15 миллиардов? Жили бы себе тихо-мирно, без сонма мёртвых героев, со своим Крымом и без кровавой раны Донбасса, пусть бедно, но стабильно. В семье, можно сказать, братских народов.

Вообще, странно, что украинцы их не взяли. Ведь это нормальное обывательское желание — жить здесь и сейчас, а не когда-нибудь потом. Без всех вот этих потрясений и волнений, от которых один только беспорядок. Пользоваться тем, что дают, приспосабливаться.

Они же не сверхчеловеки какие-нибудь, чтобы становиться на тернистый путь, который ещё неизвестно куда приведет. Вовсе нет, в большинстве своём такие же обыватели, как и мы. И чего только на рожон полезли?

ОТ МЕЧТЫ К БУНТУ

Возможно, дело в ненависти к настоящему, которую украинский публицист, луганчанин Александр Володарский считает основной причиной любого бунта:

«Бунт рождается из ненависти и отчаяния, а не из благородного желания «сделать мир лучше». Бунт исходит не из любви к будущему, а из ненависти к нынешнему. Он рождается из понимания, что дракона убить нужно не ради благосостояния его подданных, а просто для того, чтобы дракон умер».

Майдан начинался не с ненависти, он начинался с мечты жить по-человечески. «Мечта в принципе неплохая», — как сказал Путин в одной из своих первых ремарок по теме, скривив губы. Для украинцев эта мечта включает в себя отсутствие диктатуры — не умеют они расслабиться и получать удовольствие, когда их насилуют. Но закончился Майдан действительно лютой ненавистью и насилием.

Именно этим взрывом насилия россияне объясняли необходимость «вернуть Крым в родную гавань», на него списывали «гражданскую войну на Донбассе». Даже многие умнейший из них, вовсе не матёрые путинисты, так считают. Что невозможно было иначе, так как они должны были спасти крымчан от судьбы судетских немцев. Война же на Донбассе закономерно началась из-за того, что местное население поставили перед фактом кардинальных изменений в стране, нежелательных для них, не учли его мнения. То есть в первом случае произошел триумф гуманизма, во втором — демократии.
Это лукавство или самообман.

Даже если насильственные протесты на Майдане считать катализатором последующих событий, дело до них дошло из-за действия России, а, значит, она сама себя спровоцировала на агрессию против Украины.

СВОБОДНЫЙ ВЫБОР ПРОТИВ ПРИНУЖДЕНИЯ

Я не могу с уверенностью утверждать, что в подавлении протестов принимали участие бойцы или инструкторы российских спецслужб. Не знаю, управляли ли действиями тогдашней украинской власти из Кремле в телефонном режиме. Речь только об открытой российской политике в отношении Украины.

Кто, как не Россия, подсадил в президентское кресло Януковича, фигуру конфликтную и одиозную? Человека с криминальным прошлым, неразумного и негибкого. Политика, который заигрывал с сепаратизмом и шантажировал расколом страны, а главное — имел диктаторские замашки. Впрочем, если первоначальной целью России был бунт, который бы повлёк за собой раскол страны, выбор почти идеальный.

Трудно было представить, что с таким набором характеристик Янукович сможет стать объединяющей фигурой. Однако он едва ей не стал, когда внезапно взял курс на евроинтеграцию. Этот курс поддержала большая часть украинцев. (Да, не одинаково в разных регионах, но позже даже Евромайдан на Юге и на Востоке поддерживали 20% и 30% населения, цифра очень серьёзная.) И что сделала Россия, учла мнение «братского народа»? Нет, она развязала торговую войну. Начала выламывать руки и угрожать, на что Янукович даже жаловался Меркель в неформальной беседе.

В чем состояла главная разница между ассоциацией с ЕС и вступлением в ТС? В том, что выбор первой был свободным, к нему никто не принуждал, его делали потому, что он просто выглядел более заманчивым и перспективным.

ВЫРВАТЬСЯ ИЗ ЛАП ДРАКОНА

Неспособная привлечь, Россия берёт силой. Если же обманутые в своих надеждах украинцы выходят протестовать, российское телевидение  ежедневно о них лжёт в истерической тональности, мешает их с грязью, пририсовывая им рога и хвосты. А неразумный и негибкий российский ставленник, загнанный в угол, начинает делать ошибку за ошибкой, всё выше поднимая градус раздражения и ненависти. Тем временем Россия объясняет то, что происходит, как брошенный ей вызов, антироссийскую провокацию, необъявленную войну, покушение на её законную вотчину.

Да, в конце концов, Майдан стал антироссийским. Только совсем не в смысле этнической неприязни. Просто многим украинцам стало некомфортно в лапах дракона, который считает, что они принадлежат ему по праву и он лучше знает, какой выбор они должны сделать.


Не то чтобы мы этого не знали раньше, но теперь стало ясно со всей очевидностью, что такое интеграционная политика в российском исполнении —  это подчинение и принуждение.


Ну и что, скажут нам они, иногда нужно подчиниться, это признак взрослости — умение подчиняться, для вашей пользы стараемся, мы же вас спасти хотим! От чего? Да от всех этих евробезобразий. И вообще, это так мелко, так низко — искать лучшей жизни, меняя на неё братство, славянский союз!


Кстати, стоит обратить внимание, что Россия, которая очень часто обвиняет соседей в этноцентричности, когда они пытаются спрыгнуть с её орбиты, предлагает в качестве якобы прогрессивной идею «братства», замешанного именно на этничности. Плюс иерархию, плюс социальный консерватизм, плюс мечты о «светлом вчера».

Что в итоге получается? Классический набор матёрого национализма, даже с фашистским привкусом. И эти люди запрещали украинцам кричать «кто не скачет, тот москаль!».


ТЕСТ НА ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К «РУССКОМУ МИРУ»


И всё-таки пресловутый «русский мир» не исчерпывается перечисленными выше характеристиками. Есть в нём одна очень своеобразная и важная изюминка — принципиальное неприятие налаживания и благоустройства жизни. Какая-то иррациональная любовь к существованию в режиме катастрофы.


В Крыму эта тяга не так ярко себя обнаруживала, там отчасти мечтали как раз о халяве (про светлое вчера и батюшку-царя), на Донбассе же я часто сталкивался именно с этим глубинным свойством «русского мира». Его донбасских сторонников зачастую интересовали не столько возможные позитивные изменения в жизни со сменой государственного статуса, сколько зудело нечто такое подсознательное: «Пусть оно всё летит к чертям!»


Чтобы было лучше понятно, что это за зуд такой  странный, процитирую, на мой взгляд, самого русского автора. Он не просто проник в «глубины русской души», он сам видит и чувствует мир очень по-русски. Если его слова покажутся вам каким-то бредом или издёвкой, а это вовсе не издёвка, значит вам не в «русский мир», сворачивайте на другую дорогу.


Вот, Лев Пирогов, отрывок из статьи «Русская весна - 2»:


«Два года назад, когда после Крыма стало ясно, что мир наконец покатился в объятия Холодной войны, запомнилось чувство прохладной, немного зябкой, холодящей колени, но чрезвычайно приятной свободы. Весенней лёгкости.


Вот и сейчас: пока нефть медленно и липко сползала вниз, а правительственные  чиновники тоскливо блеяли, как она вот-вот «отскочит», пока всё это происходило, была тоска, была тревога... Теперь, когда нефть, наконец, решительно обвалилась, с души будто камень свалился. Господи, как хорошо не иметь!.. Снова чувствуешь себя молодым, свободным и готовым к всевозможным свершениям.

Станем ли мы от этого лучше жить? Боже упаси. А зачем? Русская весна не для этого. Кто стал лучше жить после того раза — жители Донбасса? Мы, россияне? А лучше, тем не менее, стало. Не «жить» просто лучше. Вообще».

Чтобы стало ещё понятнее или, наоборот, вы окончательно запутались, упомяну текст того же автора «Дезертиры вечности». В нём он критиковал тех русских националистов, которые «хотели видеть русский народ этаким дебёлым швейцарцем —  рациональным, расчётливым, блюдущим свою выгоду, эмоционально благополучным, «позитивным», состоятельным...».

Это всё не то! Противно и чуждо русскому человеку.

«Мы же не случайно такие — нас же умирать здесь оставили. Православие — не форпост истинной веры и не оплот даже, а скорее отряд прикрытия. Остальные (кто остальные? ну, пусть предки) уплыли за океан, а нам здесь умереть суждено, чтобы эти не догнали, не потопили тех. Мы смертники. Но вот появляются «идеологи возрождения». Говорят: а что это мы тут только водку и мухоморы жрём и тело у нас бычьей кровью намазано? Давайте-ка посеем ленок, редис, зарядим квас...»
Возможно, теперь вы поймете, откуда растут ноги у издевательских отзывов от россиян о майдановских «чае с бутербродами» и огородиках с клумбами, которые здесь насадили после окончания боёв. Ну, а также их напыщенное презрение к желанию жить по-человечески, по евростандартам.

Конечно, они могут поглумиться над украинцами: ну что, мол, зажили? Да нет, не зажили. У них своя специфическая проблема — слишком широка  вольница, которой в своих интересах пользуются люди, ответственные за поддержание и развитие государства. Не мешало бы сузить.

Но украинцы всё ещё хотят. И пока они этого хотят, с «русским миром» им не по пути.


Оригинал текста

Диктаторы возвращаются

Белорусов обычно мало трогает происходящее далеко за пределами страны и, на их взгляд, не касающееся их жизни. Можно с уверенностью утверждать, что событием недели белорусы назовут полученные жировки за январь и введение пошлины на посылки из-за границы стоимостью более 22 евро.

Битва за Алеппо, праймериз в Нью-Хемпшире, Мюнхенская конференция по безопасности? Нет, не слышали.

«Нагнут» Украину, «нагнут» и Беларусь

И совершенно напрасно. Ведь всех же интересует политическая судьба первого и все еще единственного белорусского президента. Хотя по этому вопросу заинтересованность белорусов, скажем так, неоднородна и разнонаправлена. Как ни странно, события в Алеппо, Нью-Хемпшире и Мюнхене могут существенным образом на эту судьбу повлиять. Белорусов должно было бы также волновать, удастся ли России «нагнуть» Украину. То есть заставить мировое сообщество понять и простить аннексию Крыма, а также выгодным для себя образом заморозить конфликт на Донбассе. После чего Донбасс превратится  в короткий поводок для Украины, которая не позволит ей далеко отбежать от «русского мира».

Если удастся там, почему бы не повторить успех в Беларуси? Учитывая, что мы страна ещё более «братская», наше «воссоединение» может пройти даже легче.

Выторговывать для России такую ​​возможность поехал на Мюнхенскую конференцию по безопасности российский премьер Дмитрий Медведев. Накануне своей поездки он дал большое интервью немецкому изданию Handelsblatt, в котором недвусмысленно дал понять: если не хотите развязывания новой мировой войны - лучше по-хорошему садитесь и договаривайтесь с нами.  Санкции против России все равно не работают, они только вредят вашей экономике, а мы неплохо себя чувствуем и нашей позиции так или иначе не изменим.

Несколько дней до начала третьей мировой

Если западный мир всерьез отнесётся к этой угрозе, конечно же, попытается договориться. А к ней многие относятся всерьёз, о чем свидетельствует, например, псевдодокументальный фильм BBC о третьей мировой войне, вышедший на прошлой неделе. В фильме Россия совершает «гибридное вторжение» на территорию Латвии по донбасскому сценарию. Североатлантический альянс вынужден реагировать. Постепенно конфликт перерастает в ядерную войну...

Однако в реальности тревожная кнопка мигает теперь в Сирии. Где правительственные войска при поддержке российской авиации ведут эффективное наступление на контролируемые  оппозицией территории. Под угрозой оказался главный оплот антиправительственных повстанцев - город Алеппо. По мнению экспертов, его падение станет смертельным ударом для оппозиции.

Такое развитие событий не устраивает соседнюю Турцию, для которой оно означает новые десятки тысяч беженцев и потерю своих собственных позиций - ведь Турция последовательно поддерживала повстанцев. Турецкий премьер Ахмет Давутоглу намекнул в пятницу, что его страна не собирается молча наблюдать за тем, как сирийские правительственные войска при поддержке российской авиации перерезают коридор от Турции до Алеппо.

Как сообщает турецкое издание Hürriyet, премьер сообщил журналистам, что он уже сказал канцлеру Германии о необходимости остановить Россию в Сирии, чтобы предотвратить дальнейшие притоки беженцев в Турцию и Европу. Когда его
спросили, будет ли Турция принимать меры, чтобы вновь открыть коридор к Алеппо, Давутоглу ответил: «Подождите несколько дней, и вы получите ответ».

Если воспринимать слова премьера о необходимости «остановить Россию в Сирии» как обещание военного вмешательства, через несколько дней мы сможем наблюдать начало третьей мировой войны.


Хилое перемирие

Несмотря на уже достигнутое в Мюнхене соглашение о «прекращении военных действий», Россия продолжает бомбить позиции тех, кого она считает террористами, а террористами она считает всех противников Асада.

«Надеюсь, США сделают всё правильно, так как в этом вопросе доверять Путину невозможно. Если русские будут действовать бесконтрольно, они продолжат атаковать всех. На самом деле русские не делают разницы между террористами и умеренными группировками. США и международное сообщество должны взять на себя ответственность и гарантировать, что этого не произойдет», - заявил в пятницу в Мюнхене представитель Объединённой сирийской оппозиции Салем аль-Муслет.
Тем временем Башар Асад в интервью, опубликованном уже после соглашения о прекращении военных действий, заявил о готовности своих вооружённых сил взять контроль над всей территорией Сирии.

«Главное выиграть битву за коридор между Турцией и Алеппо. Ведь Турция является основным источником поддержки и обеспечения террористов», - сказал Асад.

В пятницу российская авиация продолжала «работать» в северной Сирии.


В Нью-Хемпшире выиграл Асад



Если из сирийской искры разгорится пожар мировой войны, естественно, никому не будет дела ни до Нью-Хемпшира, ни до политической судьбы единственного белорусского президента.

Однако перспектива третьей мировой настолько ужасна, что, скорее всего, стороны вынуждены будут договориться. И на данный момент больше козырей в руках у Путина, который выступает в роли старшего брата Асада. Как ни абсурдно, один политик, который развязал войну у себя в стране на пять лет, залив сирийскую землю кровью, а Европу затопил потоком беженцев, и второй, который подвёл мир к грани третьей мировой, теперь они оказались как бы главными гарантами наведения порядка в регионе. По крайней мере, «меньшим злом».


Это подтвердилось во время репетиции президентских выборов в США, состоявшейся 9 февраля в Нью-Хемпшире. После чего американский портал Truthdig опубликовал материал с заголовком: «В Нью-Хемпшире выиграл Башар Асад?»


Несмотря на то, что Нью-Хемпшир довольно маленький штат, где живёт 1,3 миллиона жителей, раз в четыре года он становится эпицентром политической жизни в США. Ведь штат традиционно первым проводит репетицию президентских выборов, в ходе которой избиратели имеют возможность выбрать своего кандидата путём прямого тайного голосования. Эту репетицию в значительной степени можно считать политическим барометром, так как победители имеют большие шансы бороться за президентство в ноябре. Как говорят, «если ты можешь сделать это здесь, ты сможешь сделать это везде».
Что показал нью-хемпширский барометр в этот раз?

Он показал, что Америка находится в состоянии брожения. Оба победителя вступили в президентскую гонку как маргинальные кандидаты. Дональд Трамп, одиозный миллиардер, известный своими резкими неполиткорректными высказываниями. И Берни Сандерс, беднейший американский сенатор, который открыто называет себя «социалистом», что ещё недавно считалось бы в США скандалом. Их победу уже окрестили «революцией против истеблишмента», так как они оба представляют собой вызов традиционным американским политикам.


Это отдельная интересная история, но нас здесь интересует только их позиция по сирийскому вопросу.
Дональд Трамп высказался вообще против свержения Башара Асада, мотивируя это тем, что мы не знаем, кто там займёт его место, возможно, кто-то гораздо худший. Он также не против, чтобы Сирией занимался Владимир Путин.
Позиция Сандерса не совсем совпадает с позицией Трампа, но она довольно близка.


«Мы избавились от Саддама Хусейна, но это дестабилизировало весь регион. Мы избавились от Каддафи, страшного диктатора, но создали вакуум для Исламского Государства. Да, завтра мы могли бы избавиться от Асада, но это создало бы дополнительный политический вакуум, который может быть на пользу Исламскому Государству... Избавиться от диктаторов легко, но прежде чем делать это, нужно подумать о том, что будет на следующий день... нам нужно постепенно и, возможно, медленно двигаться в сторону создания демократического общества. Безусловно, Асад ужасный диктатор, но я думаю, что в Сирии основное внимание в настоящее время должно уделяться уничтожению Исламского Государства. Потом в течение многих лет работать над тем, чтобы избавиться от Асада. Это вторичный вопрос», - говорит Сандерс.


Известный дьявол лучше неизвестного



«К сожалению, большая часть людей, на которых повлияет результат американских выборов, а это почти целый мир, никоим образом на их результат повлиять не могут», - заметил как-то Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике.


Важность президентских выборов в США действительно не может быть преувеличена. Америка - мировая супердержава и лидер западного мира. Если во время выборов фавориты президентской гонки выражают мнение относительно изменения отношения к диктатурам как к «меньшему злу», это может означать принципиальное изменение политики западного мира в целом.


Мне кажется, речь должна идти именно о диктатурах, а не об одном Башаре Асаде. И напуган западный мир не только Исламским Государством, он оказался не менее напуган последствиями революции в Украине, которая разозлила Путина. Что в конце концов и привело к ощутимой возможности третьей мировой войны.


Отсюда политическое давление на Украину с целью заставить принять план Путина относительно её дальнейшей судьбы, то есть выполнить Минские договорённости фактически в одностороннем порядке. Отсюда же и решение снять санкции против белорусских властей, которое, скорее всего, будет принято в понедельник Советом Европы.


Потому что Европа, как пишет Брайан Клаас в Foreign Policy, сейчас предпочитает «известного дьявола».


«Многие западные дипломаты, с которыми я разговаривал, говорили мне, что пришло время перестать бросать вызов Лукашенко. Вместо этого нужно протянуть ему оливковую ветвь "эволюции, а не революции". Такой подход свидетельствует о сдвигах в отношении политики продвижения демократии.



Крым, Донбасс, трясина Ирака, Афганистана и Ливии, неудачные революции Арабской весны заставили Запад предпочесть стабильность, статус-кво, вместо демократических изменений. В Вашингтоне, Лондоне и Брюсселе сейчас предпочитают жить с известным диктаторским дьяволом в лице Лукашенко, чем рисковать появлением ещё одного кризиса в виде демократического дьявола, которого они не знают».


Брайан Клаас считает такую ​​политику ошибочной. Он пишет, что Беларусь из-за неё ждет «лукашенковская зима ещё на годы, если не на десятилетия».


Таким образом, диктаторы возвращаются как одобренный инструмент сдерживания проблемной периферии. А если они начнут поглощать друг друга вместе со странами, будет ли кому до этого дело? Вопрос риторический.

Оригинал текста

Украинцам нужно стать немного грузинами

Будь я склонен к преувеличениям, я бы сказал, что вторая по величине народность в Украине — это грузины. Что они здесь повсюду, встречаются на каждом шагу. На самом деле я пока встречал всего пятерых. Они опровергли моё представление о себе, как о маленьком народе, где все знакомы. Никто из них не знал моих родственников, живущих в Тбилиси, и друг друга («Ваха? Кто такой Ваха? Бесо? Какой такой Бесо?»). Но то, что все они были горячими патриотами Украины, это точно. Один из них тут же попытался подарить мне новую куртку «Mexx» со своего плеча, приняв за вернувшегося с фронта бойца, и в итоге отдал её моему сыну, не принимая отказа. Другой вызвался бесплатно помочь в очень важном и непростом деле за то, что я «друг украинского народа». В конце концов я встретил командира «Грузинского национального легиона», добровольческого формирования, воюющего на Донбассе, Мамуку Мамулашвили. Огромного добряка, косая сажень в плечах, с мягким голосом и немного детским выражением лица, для которого эта война — уже четвёртая война с Россией. Которая длится для него уже десять месяцев. И на этот раз, уверен Мамука, Россия выйдет проигравшей. Должна проиграть, иначе «всё будет Донбасс».

Когда я спросил у Мамуки, чем он занимался до того, как стать военным, тот, смеясь, ответил: «Играл с игрушками». Он самый молодой грузинский ветеран. Пятнадцатилетие Мамука отметил в плену у российских военных в Абхазии, куда попал на четыре месяца, уйдя на войну вслед за своим отцом, генералом Зурабом Мамулашвили. Потом была Чечня, потом российско-грузинская война 2008 года. Несмотря на такой послужной список, у Мамуки два высших образования. Международным отношениям, например, он учился в Париже. Был политическим советником министра обороны Грузии во время президентства Саакашвили. Кроме того, Мамука является президентом грузинской Федерации смешанных единоборств, в просторечьи — «боёв без правил». Во время Майдана грузинская команда, выступавшая под его руководством на чемпионате мира в Баку, получила три призовых места и вышла получать награды с жёлто-синими флагами в знак поддержки украинцев.

Вы не встречались по линии «боёв без правил» с харьковским «Оплотом», печально известной в Украине организацией, ставшей одним из оплотов российской агрессии на Донбассе?

— Встречались, и не один раз. Последний — в 2013 году, когда они проводили в Харькове «чемпионат Советского Союза», так это называлось. Как понятно из самого названия, мероприятие было не только, а может, и не столько спортивным, сколько политическим. Его организаторы старались выжать из бойцов, людей, сами понимаете, не очень разговорчивых, максимум возможного для пропаганды идеи «русского мира» под ностальгическим советским соусом. У каждого спортсмена брали интервью перед боем, провоцируя его таким образом, чтобы он присягнул имперскому «единству». В общем, уже тогда была понятна агрессивная направленность этой организации против Украины, они её не скрывали, просто некому тогда было обратить на это внимание. Мы не стали участвовать в этом балагане, держались в стороне, в рамках спортивного мероприятия. Но понять наше отрицательное отношение можно было. Только их руководитель, Евгений Жилин, думаю, он работал на ФСБ, оказался туговат умом. До него не дошло. Когда началась вся эта заварушка в восточной Украине, Жилин додумался предлагать нам в ней поучаствовать! Давай, мол, вместе «бандеровцев» бить. Совсем глупый, да? Мы его, конечно, послали. Я ему сказал, что однажды его самого поймаю и лично надеру задницу. Постараюсь сдержать своё слово.

А зачем вам это всё, Мамука? Бойцовский азарт? Желание взять реванш?

— Если вы имеете в виду, что мы какие-то озлобленные люди, которые приехали убивать русских из личной ненависти к ним, то это не так, конечно. Мы, во-первых, просто сильно любим Украину, она же попала в беду, чему виной Россия, а во-вторых, защищаем здесь свою собственную страну. Война на Донбассе — это продолжении войны в Грузии, или даже шире — один из эпизодов войны на просторах бывшей российской империи, просторах бывшего СССР, как её инкарнации, которая вспыхивала в разных местах по одной причине — фантомных имперских болей. Пора бы уже этот пожар потушить, а империи — окончательно распасться. «Доктор сказал в морг, значит в морг», как говорится.

Как вам кажется, есть ли разница в восприятии грузин и украинцев России?

— У нас, грузин, есть чёткое, твёрдо усвоенное представление о России как об агрессоре. Как об очень коварном и опасном враге. К сопротивлению которому мы морально всегда готовы. Многие украинцы ещё не до конца избавились от иллюзий, у них не выветрились лживые рассказы о братстве. Россия если и брат, то это брат Каин. Как человек военный, я считаю, что украинцам надо научиться ненавидеть. В то же время, как христианин, я не могу призывать к ненависти, поэтому скажу так: нужно научиться правильному отношению к врагу — без лишних сантиментов. Чем скорее придёт это осознание, тем меньше жертв будет, тем скорее закончится война. Колеблющаяся масса создаёт благодатную почву для расширения пространства войны. Возьмите те же Харьков и Одессу. Почему там гремят взрывы? Парадоксальным образом, потому что там есть немало людей, которые не видят в России врага. Всем украинцам стоило бы стать немного грузинами.

Когда вы говорите о чётком восприятии грузинами России как врага, речь идёт об официальной позиции грузинских властей?

Нет, только об ощущениях грузин как народа. Абсолютное большинство грузин поддерживают Украину и желают ей победы в этой нелёгкой битве, можете быть совершенно уверены в этом. В то время как нынешние власти, например, долго не давали приземлиться самолёту с телом первого погибшего на Донбассе грузинского солдата, в течение суток его не принимали в грузинском аэропорту, двенадцать часов пришлось ждать в Ереване. Видимо, спрашивали у Путина разрешения по телефону. Или напряжённо придумывали оправдание перед ним. Красноречивый факт, по-моему.

Может быть, вы что-то знаете о Тархане Батирашвили, выходце из Грузии, более известном под именем Абу Умара аш-Шишани, который возглавляет одну из исламистских группировок, воюющих в Сирии против Асада?

— Лично я с ним не знаком, ничего не могу о нём сказать. Но я считаю, что на той войне грузинам делать нечего. Каждый грузин сегодня должен воевать в Украине — против России. Она угрожает не только Грузии, но я не считаю себя вправе призывать граждан других стран, пусть каждый сам делает свой выбор. Могу только сказать, что крепко задуматься стоило бы всем народам, которые Россия записывает в «братские», и всем государствам, чьи территории когда-то входили в состав российской империи.

Как международник, что вы думаете по поводу позиции стран Запада в отношении этой войны?

Пока я вижу только явственное желание от неё отгородиться, стараться не замечать, вытеснить её куда-то на периферию сознания, чтобы не слишком беспокоила. В каком-то смысле такое отношение потворствует дальнейшей агрессии России, что может привести в итоге к росту её аппетитов и тогда конфликт распространится на другие европейские страны. Это может быть губительно, катастрофично для Европы. И значительная доля вины за эту возможную катастрофу будет лежать на ней самой. Нельзя подкармливать очередного фашистского монстра своей нерешительностью. Путинская Россия от гитлеровской Германии может отличаться в каких-то нюансах, но интеллектуально, скажем так, это одинаковые образования. И одинаково опасные.


Оригинал + ФОТО

Поздравления трёх президентов. Что скрыто за словами

После ряда манипуляций с переводом стрелок в России и Беларуси с 2014 года минское время совпало с московским, в чём можно было усмотреть проявление политического курса на дальнейшее стирание разницы между нашими странами. Однако это совпадение имело неожиданное последствие впервые за долгое время белорусы не встречали Новый год отдельно «по Москве». И в массе своей не смотрели новогоднее обращение российского президента, поскольку белорусскими телеканалами оно не транслировалось.

На отсутствие Путина за своим новогодним столом жаловались многие пользователи портала TUT.BY. Мол, интереснее слушать «лидера мирового масштаба, который решает вопросы наряду с США, Китаем и ЕС, чем председателя колхоза». Что бы это ни было: настоящая ломка белорусов от резкой перемены в многолетней привычке или атака кремлёвских «ботов» звоночек тревожный. Динь-динь, независимость страны находится под угрозой.

ВЕЛИЧИЕ, СОЗДАННОЕ ТЕЛЕКАМЕРОЙ

Проигнорировать российского президента не получается. Надо знать, что там в голове и на языке у человека, который в XXI веке развязал самую масштабную геополитическую авантюру в Европе. За «их Крым» белорусы уже должны расплачиваться похудением кошельков, а в недалёком будущем могут стать ещё и объектом освобождения. Например, от узурпатора, который препятствует долгожданному слиянию двух братских народов. Один из лозунгов, под которым толпа будет штурмовать областные и районные администрации, уже готов: «Верните Путина в телевизор!»

Тем, кто за новогодним столом страдал от дефицита Президентского величия, Путин мог бы дать его сполна. В статье «Больше Кремля. Как Путин всех перерос» прослеживается эволюция Путина в кадре предновогодних обращений, а именно его постепенный рост на фоне Кремля. В ночь на 2001 год он ещё был всего лишь маленьким человеком в сравнении со Спасской башней, в следующем году его голова уже находилась на уровне государственного флага над зданием резиденции, а к 2013 году Путин перерос Кремль. В последнем обращении он затмевает собой добрую половину символа российской государственности, Кремль кажется почти кукольным на его фоне. Автомобильчики, в которых снуют люди за его спиной, выглядят и вовсе муравьиными. Наверное, именно так могло бы выглядеть обращение к населению вождя гигантских пришельцев, захвативших Россию.


Что-то инопланетное было и в тексте обращения, безликого, составленного из штампов, с явно нарушенной субординацией значимости событий минувшего года. Ни слова о международной изоляции и обвале рубля, ни единого упоминания о событиях на Донбассе. Когда он начал говорить об Олимпиаде в Сочи, сначала подумалось, что здесь какая-то ошибка, что я включил обращение за другой год, такой далёкой и нереальной она кажется.

Хотя Путин не обошёл тему аннексии Крыма, поблагодарив россиян за «братскую поддержку» его жителей, которые «твёрдо решили вернуться в родной дом», всего два предложения, посвящённые ей, выглядят несоизмеримыми масштабу последствий. Слов для самих жителей полуострова у российского президента не нашлось. А они, видимо, хотели бы услышать что-то ободряющее в условиях транспортной блокады, перебоев с электроснабжением, снижения турпотока и объёмов внешней торговли и других неприятных сюрпризов, связанных с новым статусом.

Впрочем, ободряющих слов не нашлось и для россиян. «Год будет таким, каким мы сами его сделаем», философски заметил он. Будто забыв, кто здесь великан выше Кремля, заваривший всю кашу.


Наивным было бы ожидать от Путина внезапного раскаяния, но более чёткие планы на будущее наступление или отступление должны были прозвучать. Нет, будущее в его обращении не просматривается. Даже о своем любимом детище - Евразийском экономическом союзе, который начал действовать с 1 января 2015 года, не упомянул. Черчилль когда-то искренне сказал британцам в 1940 году, что ему нечего предложить им, кроме «крови, пота и слёз». Путину же нечего предложить россиянам, помимо своего мнимого величия, созданного телекамерой, и пустых фраз.

Одновременно по сети гуляет видеоролик якобы путинского поздравления с наступлением 2016-го года. В нём улыбающийся «Путин» произносит его, сидя в американском Белом доме. Он говорит о быстром росте рубля и «тех, кто хочет присоединиться к нам в Европе и Азии, Африке и Австралии». О замене газировки на русский квас, а фастфуда на блины.

Словно фантазм, рождённый подсознанием кремлёвского властителя. То, что он хотел бы сказать, но пока не решается.

ПОЗДРАВЛЕНИЕ В КОРИЧНЕВЫХ ТОНАХ

В отличие от раздутого до небес Путина, в своём новогоднем обращении белорусский президент максимально уменьшился до «домашних» размеров. Он не только не стоял, но и сидел не за официальным столом, а в большом кожаном кресле коричневого цвета.

Коричневый вообще был доминирующим цветом в кадре. В интернет-словаре по психофизиологии о коричневом написано, что это «консервативный цвет, воплощение стабильности».

«Коричневый цвет ценит ощущение безопасности... Терпеть не может, когда что-либо нарушает привычный образ жизни... Предпочитает производить впечатление основательности и надёжности... Этот цвет может чувствовать сильный страх перед явлениями распада и разрушения...», описывает словарь тех, кто выбирает коричневый.

Именно таким «коричневым» настроением и было проникнуто новогоднее обращение Лукашенко. Произвести впечатление основательности и надёжности, правда, не удалось. Президент выглядел хмурым и встревоженным. Он особо и не скрывал своей тревоги перед повторением «украинского сценария» в Беларуси, где ему будет отведена роль Януковича, свергнутого президента-беглеца. Поэтому предупреждал белорусов об опасности «ярких и броских лозунгов», которые приведут к «расколу общества», «всеобщей ненависти», а потом и к войне.
Речи об этих очень конкретных страхах, своих собственных страхах, президент придал вид предупреждения от умудрённого жизнью человека неразумным потомкам. Ничего, многие проглотили, даже умилились.

«Основа настоящего мира это доброта, терпимость и согласие между людьми. Это готовность прощать чужие ошибки, это способность в чём-то поступаться своими интересами», произносит президент.

Кто-то действительно думает, что это он нас, неразумных, учит правилам поведения в быту? Естественно, нет. Сразу же за этой мудростью идёт пассаж о броских лозунгах, расколе общества и войне, то есть о главном страхе президента потере власти. Раскол белорусского общества, который таит в себе, по словам Лукашенко, угрозу войны, проходит по линии отношения к самому Лукашенко. Другие линии раскола пока не проявились. Соответственно, мир в обществе возможен только при одинаковом отношении к президенту. Сожмите зубы и покоритесь. То есть речь идёт о том, чтобы белорусы ему простили его ошибки и поступились своими интересами, особенно если кому-то кажется, что в них входит отставка президента.

«Главная ценность, за которую мы должны благодарить судьбу, это мир... Мы иногда, сетуя на текущие трудности, не замечаем самого важного, не ценим те дары, которые преподносит нам жизнь...», проповедует Лукашенко из глубины большого кожаного кресла коричневого цвета. Со снимками членов его семьи рядом штрих, свойственный рождественским обращениям европейских монархов.

«Нам нужен мир, а не свобода», сказал Александру Керенскому летом 1917 один солдат на фронте в ответ на речь о том, что «путь к свободе лежит через страдания, кто не имеет мужества перенести их, тот не достоин свободы». Мы хорошо знаем из истории, что произошло после того, как носители этой простонародной мудрости купились на большевистские посулы мира.

Лукашенко тут выступает сразу в двух ипостасях, одна из которых прикрывает вторую недалёкого мужичка с простыми потребностями снаружи и хитрого большевика, который обещает мир, желая взять власть, изнутри.
Впрочем, всё это разговоры в пользу бедных. Потому что угроза войны исходит не от белорусского общества. «Украинский сценарий» имеет очень небольшие шансы повториться в Беларуси. Не белорусов надо уговаривать не раскачивать лодку, они и сами напуганы, а переосмысливать свою политику «глубокой интеграции», из-за которой Беларусь и оказалась в глубочайшей опасности.

Отсутствие в речи упоминания о Евразийском экономическом союзе и пожелание «скорейшего восстановления мира на земле наших братьев», адресованное украинцам, дают маленькую надежду на то, что такое переосмысление не исключено. Только бы не оказалось слишком поздно. Можем и замереть навсегда в субстанции цвета президентского кресла.

«Импульсивная жизненная сила красного в коричневом, благодаря затемнению, тускнеет, сдерживается, или, как говорят художники, «замирает». В коричневом цвете остаётся только жизненность, потерявшая активность... Коричневый отчаянно стремится к постоянству, но он чувствует страх перед жизнью», рассказывает нам словарь.

ЗНАКИ ПЕРЕМЕН ИЛИ ПЕРЕМЕНЫ ЗНАКОВ

Порошенко в качестве президента имеет слишком короткую кредитную историю, чтобы можно было оценить степень соответствия слова и дела, видимости и реальности. Оформление обращения, очевидно, призвано было подчеркнуть, что он президент нового образца. Эту задачу, как говорили в советские времена, «выполнили и перевыполнили».

Когда-то Ющенко заложил традицию пафосного оформления новогоднего президентского поздравления с длинным проходом к трибуне по красной дорожке, почётным караулом. Похоже, таким образом он компенсировал недостаток президентских полномочий. Янукович вернул себе полномочия, но от дорожки тоже не отказался. Понравилось, видимо, потому что «по-богатому».

Инаугурацию Порошенко критиковали за чрезмерную для военного времени помпезность. Критику учли. Красную дорожку, почётный караул и даже трибуну долой. Даже надписи, что сейчас будет поздравление президента, не было. На выборах победил уверенно, доверие и поддержку пока не растратил, манией величия заболеть не успел, к богатству привык задолго до президентства. Почему бы и нет?

Но постановщики пошли ещё дальше по пути вытеснения признаков значимости фигуры президента из новогоднего поздравления. Сначала зрители за новогодними столами увидели вообще не президента, а Сергея Нигояна, украинца армянского происхождения, который первым погиб на Майдане от пули снайпера. Он открыл нарезку кадров с событиями 2014-го года в Украине. После двухминутного экскурса в недавнюю историю Порошенко появился в кадре на фоне людей «киборгов» и волонтёров. Съёмки проводились около Михайловского собора того самого, где нашли убежище протестующие после первого разгона Майдана, позже здесь был развёрнут госпиталь для раненых. Послание понятно: президент часть народа и его истории. Не её кульминация и пуп. Президентская власть не является самоценной.

Интересно, что в своём прошлогоднем обращении Путин также появился в кадре вместе с людьми. Это была вынужденная импровизация, сделанная на скорую руку (в заранее записанном обращении не упоминались декабрьские теракты в Волгограде). Но люди вокруг него жались, слепились в какую-то кучу, из которой выглядывали отдельные лица или с бессмысленным, или с подобострастным выражением. Центром кадра они не становились, в нём всегда оставался Путин.

На украинском президенте камера надолго не «залипала», часто менялся ракурс, в центре кадра оказывались лица других людей, и они не хлопали бездумно глазами, тщетно пытаясь подобрать «нужное» выражение. На них было собственное спокойное достоинство.

О единстве народа, политической нации, не абстрактном, проверенном на деле, Порошенко сказал простым, вовсе не официозным словом «не разлей вода». Что дополнительно подчеркнуло подлинность этого единства.
Краткая и ёмкая речь. Уместная минута молчания в память о погибших военных и мирных жителях. Удачное поздравление с Новым годом на трёх языках украинском, крымско-татарском и русском. Чётко обозначенная цель глубинные реформы, которые позволят Украине стать членом ЕС. Приход Нового года возвестили соборные колокола, те самые, которые будили когда-то киевлян, призывая их на Майдан. Не механическое отстукивание часами отрезков времени, а клич, который зазывает и побуждает, сообщает о чем-то важном.


Короче, всё получилось даже слишком хорошо. Но преобразования в жизни Украины происходят со значительно меньшей интенсивностью, скорее с большим скрипом. Уже нынешней властью сделано много ошибок, за которые не помешало бы и повиниться. Это никогда не рано делать. Не всё смогли, не на всё хватило сил, времени, умения, желания, и вообще мы не безгрешны. Держите нас в тонусе, подгоняйте, контролируйте, бейте по рукам, если понадобится, чтобы мы не забывали, кто, какой ценой и ради чего посадил нас в высокие кресла.

Этого не было сказано. Поэтому безусловно красивое и оригинальное поздравление, к сожалению, отчасти выглядит как пыль в глаза. Демонстрация знаков перемен, но ещё не сами сущностные перемены.
Я злой

ХАРЬКОВ : КРОВАВЫЕ «АНТИФАШИСТЫ»

Харьков не заслуживает того, чтобы упоминаться только в связи с сепаратистским мятежом. Я очень ошибался, представляя его этаким безликим промышленным советским городом. На самом деле это очень своеобразный город, где советское не только выглядит интересным, но и удивительно органично сочетается с европейским.

Ильич идет на штурм обладминистрации

Фридрих Шеллинг называл архитектуру «застывшей музыкой». На мой взгляд, советская архитектура в моем родном Минске - это застывший бюрократический абсолютизм. Другое дело в Харькове, где сохранилось много образцов авангарда двадцатых - начала тридцатых годов. В нем воплощается пылкость, вызов и футуристичность советского проекта. Того периода, когда коммунизм был «молодостью мира».

Даже в памятниках Ленину в Минске и Харькове можно увидеть эту разницу. Неподвижно стоя на трибуне спиной к Дому правительства в Минске, он словно выполняет роль украшения на носу парусного судна, обычно в виде богов, которое должно было охранять древних мореплавателей от штормов. Мифического первоначальника, первобюрократа. Тогда как в Харькове Ильич идет на штурм областной администрации. Он решительно шагает в будущее - поднимается вверх, вытягивая руку с открытой ладонью, полы его пальто раздуваются от ветра...

Неудивительно, что именно здесь родился и вырос Эдуард Лимонов, который большую часть жизни был пламенным революционером - романтиком. Как и Сергей Жадан, один из наиболее известных современных харьковчан, жестоко избитый 1 марта как бандеровец пророссийскими штурмовиками, на самом деле левак. Самооборона харьковского Майдана, кстати, состоит в основном из анархистов - уникальный случай. Выступающие на Майдане иногда применяют обращение «товарищи», и это никого не смущает.

Зачем европейскому городу Россия ?

Европейская составляющая Харькова - это большое количество сохраненной старины, оригинальные скульптуры и граффити, много небольших кафешек, атмосфера уюта. Один из районов Харькова носит название «Новая Бавария».

Еще в свой ​​первый приезд сюда, в начале путешествия по горячим точкам Украины, я сказал своему собеседнику, доценту кафедры романской филологии Харьковского национального университета, Игорю Оржицкому : «Просто не представляю себе, как в таком городе может появиться стремление присоединиться к России»

Нет, российская составляющая здесь огромна - украинского языка почти не услышишь, достаточно редкий даже украинский акцент, более того, на украинскую речь кое-где странно реагируют, делают вид, что не понимают. Подавляющее количество вывесок сделано по-русски, чего нет даже в Донецке, в общественных местах часто звучит «Радио Шансон».



Но он выглядит состоятельным, образованным, богатым на уникальные особенности и гармоничным. Одним словом, европейским. Зачем ему сниматься с места и переезжать в неизвестность?

«Никакие» люди

Трудно сказать, насколько соответствуют действительности данные Владимира Чистилина, координатора харьковского Майдана, который говорит всего о 15 % желающих присоединения к России, но это точно не большинство горожан.

Почему же тогда не стихают сепаратистские выступления, почему в прошлое воскресенье количество участников пророссийского митинга значительно превышало количество майдановцев - они просто моментально смяли их?

У меня ​​есть ответ на этот вопрос. И он пугает меня самого. Ведь дело заключается в сходстве Минска и Харькова, которое вначале показалось мне просто чем-то забавным и случайным. По непонятным на тот момент причинам я вдруг почувствовал, будто попал в свой ​​родной город. Хотя внешне Минск и Харьков сильно отличаются, неуловимый дух очень похож.

Из чего же состоит сходство? Безусловно, из подчеркнутой советскости, которая до сих пор тщательно лелеется в обоих городах. Из «порядка» - в Харькове он нетипичен для Украины, но на нем также делается акцент, как и в Минске. Здесь его наводит небезызвестный Геннадий Кернес. Пользователям интернета он знаком в качестве комического персонажа, но, как говорит Владимир Чистилин, в Харькове он бы «с легкостью выиграл любые честные выборы». Владимир описывает Кернеса как «личность малообразованную, но харизматическую, настоящего бандита, но и крепкого хозяйственника».

А самое главное - жители, минчане и харьковчан, они как братья- близнецы. Медлительные, взвешенные, довольно замкнутые и какие-то гладенькие. Обтекаемые, если можно так сказать о человеке.

Обдумывая, откуда берется эта «обтекаемость», я пришел к выводу, что она вытекает из нулевой коллективной идентичности. В смысле национальной или гражданской принадлежности, это «никакие» люди. Пофигизм в этом - вполне естественное состояние души для них, жаждущей обособленности.

Один из посетителей интернет - клуба, где я пишу эту статью, невольно подарил яркую иллюстрацию к этому тезису. Кратко обсудив с администратором последние украинские новости, он добавил: «В моем мире никого не калечат и не убивают, у меня все хорошо».

В забегаловке разговор группы молодых людей, которые обсуждали Дмитрия Медведева в телевизоре:

- Смотри-ка, что-то он располнел.
- Может, просто похудел на президентской должности, сейчас опять форму набрал.
- Ребята, а я вот думаю, какая разница, худой он или полный, Медведев этот?
- Кто знает, может, будет нашим премьером...

Они не очень-то и хотят видеть его своим премьером, и ничего не будут делать для того, чтобы он им стал, но и для того, чтобы он им не стал, делать они тоже ничего не будут. Им, как говорят украинцы, «по цимбалам».

Питательный бульон сепаратистских настроений в юго-восточных регионах - не сознательная принадлежность к «русскому миру», а «никакие люди». Присуща и многим белорусам тоже...

Украинцы двух сортов

Почему же столько «никаких» людей вдруг решили проявить свою гражданскую позицию? Как бы кто ни относился к пророссийским митингам, а их участники выходят для того, чтобы проявить именно ее.

Во-первых, «никакие» люди особенно уязвимы к переменам и связанной с ними неопределенности. Им, как никому, нужно чувствовать почву под ногами. Поскольку же революция в Киеве не была их революцией, и не могла ей быть, ее победу они воспринимают как крушение заведенного порядка, наступление малого апокалипсиса. Они в панике и лихорадочно ищут полюс притяжения. Находя его в Путине. Они бы приняли и украинского Путина, но его нет и быть не может, так как Майдан стоял и стоит за радикальную демократизацию страны.

Во-вторых, они чувствуют себя людьми второго сорта в Украине. И после Майдана это чувство усилилось до нестерпимой боли. Российская пропаганда говорит, что их делают людьми второго сорта, но это не совсем так. В Украине действительно были люди двух сортов, только не западные и восточные, а властители и «народ посполитый». Однако западники всегда имели одну ценную привилегию - сильную историческую, культурную и территориально - политическую идентичность. Которая была единственной в Украине, на ней и строилось государство. Даже Янукович, эта историческая нелепость, вынужден был опираться на нее.

«Они думали, мы тут лимонадные»

В Беларуси очень слабая национальная гравитация, и я хорошо знаю по себе, насколько психологически трудно может быть человеку, чья подсознательная жажда национального не удовлетворяется. И не мне одному в Беларуси известно, что значит жить как в своей, но на самом деле в совсем чужой стране.

Как ни парадоксально это прозвучит, но сознательный белорус легче мог бы понять «никакого» жителя юго- восточного региона Украины. Которому всегда тяжела невозможность присоединиться к «общегосударственной» идентичности. А без этого есть ощущение собственной отчужденности от государства и неполноценности. При этом их коллективная особая позиция была слишком слабой, чтобы конкурировать с «общегосударственной».

Каким бы ни был Янукович, он был президентом «никаких» людей, то есть своим. У них же сначала «отняли» его в 2005 году, сейчас «отобрали» еще раз, уже навсегда. И они вышли мстить за свою двойную фрустрацию.

«Западная Украина осуществила Майдан, не спросив у нас... Всегда мы у них были то скотом, то титушками, сейчас колорадосы и сепаратисты... Они думали, мы лимонадные здесь, а мы им показали! УПА - параша, победа будет наша !», - этим небольшим коллажем из цитат можно суммировать все мои разговоры с людьми, которые решили стать хоть кем-то.

Слепая и страшная месть

Я постарался понять их, но не не могу понять мести, слепой и страшной. Которую видел собственными глазами в минувшие выходные.

В субботу все панически боялись шествия, которое организовывали футбольные фанаты (т.н. «ультрас») вместе с праворадикальной группировками. Против Путина и за единство Украины.

Боялись обыватели, боялись координаторы Майдана, боялись пророссийские активисты, боялась милиция и милицейский министр. Координаторы Майдана решили не поддерживать шествие «ни официально, ни неофициально». Аваков решил отдать приказ задерживать автобусы с радикалами на подъездах к Харькова. Представители местной милиции в частных беседах говорили, что они «готовы стрелять». Около памятника Ленину на площади Свободы пророссийские митингующие носились туда-сюда и бились в истерике: «Если мы ничего не сделаем, нас тут всех убьют!» Ссорились, прогнали членов организации «Боротьба» - якобы марксистской, а на самом деле пророссийской - как «проплаченных проституток».

В конце концов все прошло вполне мирно, если не считать мата в адрес Путина. Участники шествия даже не делали попыток прорвать кордон милиции, который перекрывал путь к памятнику Ленину. А кордоны милиции, как мы все знаем из новостей, в Украине прорываются легко и непринужденно. Особенно - подготовленными людьми.

Я поговорил с Артемом, представителем фанатов из Луганска, относительно планов, которые у них были. Вместе с другими Луганск фанатами он приехал сюда, потому что у них «появилась национальная идея: отвалите от нас, мы сами разберемся». Артем уверен, что местные жители выполняют только роль массовки в пророссийских митингах, тогда как силовые действия осуществляются через российских инструкторов и исполнителей. И он рассказал, что фанаты хотели все сделать по своему фанатскому обычаю - договориться, чтобы «колорадосы» не нападали на мирные митинги, что они неоднократно делали, назначить им встречу в отдалении месте, без телекамер, и «зарубиться». Те не согласились, сказали, чтобы приходили к памятнику Ленину, то есть под телекамеры. Тогда фанаты просто разошлись и разъехались. Все, занавес.

В воскресенье возле памятника Шевченко собралось абсолютно мирное Народное вече, где было в том числе немало семей с маленькими детьми. Единственным «оружием» участников были праздничные вербные веточки. Никаких организованных боевых групп, только Самооборона, которая здесь состоит, напомню, из анархистов - отчаянных борцов с фашистами.

Я не мастер описывать боевые действия, простите, буду кратким. Многотысячная толпа сознательно пришла сюда бить беззащитных людей, которых было чуть ли не в десять раз меньше. Как свидетельствуют очевидцы, которые присутствовали около памятника Ленину, предварительно там витали призывы «идти убивать майданутых». Они летели к памятнику Шевченко как бешеные кабаны, ревущий и рычащие.

Координаторы Майдана приняли единственное верное решение - спасать людей, отвести их к ближайшей станции метро. Но спуститься под землю успели не все. В сторону тех, кто еще оставался на поверхности, полетели дымовые шашки, взрывпакеты, а потом и камни. Как рассказал один из самооборонцев, сначала они пытались вытаскивать всех раненых, но потом пришлось оставлять их: «Ведь получалось, что ты прикрываешься раненым, как живым щитом... ».

Пророссийские боевики набросились на людей с битами, преследовали их, избивая в подземном переходе. Некоторое время Самооборона удерживала дверь в метро. Как говорит мой собеседник, им помогал один (!) милиционер, но помогал действительно героически. Наконец обалдевшая гопота прорвалась на станцию​​, где бойня продолжилась. При этом метрополитен объявил, что... станция закрывается, поезда останавливаться здесь не будут. Некоторые спасались, спускаясь в тоннель, идущий по рельсам.

Тем временем на поверхности огромная толпа окружила Дом пионеров, где скрылось несколько женщин с Майдана. Здесь звучали призывы даже... сжечь его вместе с «фашистами».

После чего они остаток дня маршировали по городу, выкрикивая «Европу в жопу», с особым ударением на последнее слово, которое им явно нравилось. Или что-нибудь оригинальное типа: «Всех наркоманов - во Львов». Последнее кричали нетрезвые люди.

Шакалы

Но больше всего меня поразил случай, который произошел у выхода из станции метро «Радянська», недалеко от горсовета. Я увидел только его финал - мужчину лет пятидесяти, с виду обычного работягу, которого бил битой юноша в маске и с георгиевской лентой на куртке. На асфальте разлилась огромная лужа крови...

Когда его задержала милиция - ее пришлось специально сюда тянуть, сами они ничего не видели и не слышали - к ним подбежала девушка, сбивчиво говоря, что на самом деле это на их компанию напал «Правый сектор». А этот вот избитый дядя ее лично первый ударил. Якобы за то, что она с гордостью носит георгиевскую ленту. Потом другие бойцы из «Правого сектора» разбежались, оставив дядю на друга. Ну, мы его и того... Девушка путала все: кто, когда, кого, сколько палок и у кого. Ей помогла группа бойцов, также с георгиевскими лентами, которая откуда-то прибежала и стала громко подтверждать все, что говорила девушка : «Да, это « Правый сектор », фашисты, шакалы, только и могут, что на мирных граждан нападать, на детей ! »

Эти слова до сих пор звучат у меня в ушах, настолько вопиющим цинизм тех, кто их произнес.

К счастью, свидетелем событий оказался Игорь Поддубный, депутат харьковского горсовета. Вот что он рассказал:
«На моих глазах около аптеки на Советской пятеро отморозков избили мужчину лет 55. Человек был один и явно ждал маршрутку. Повалили его на землю ударом сзади. Били ногами и битами по голове. Тем нападавшим не было и 20 лет с виду. На рукавах георгиевские ленточки. Что интересно, четверо, убегая вверх по Пушкинской, кричали «Слава Украине».

Что здесь можно сделать, не мне судить, но пока бездействия властей, как местных, так и центральных, вызывают недоумение.


«Мы сейчас здесь, как те рыбки в аквариуме. Плаваем от стенки к стенке, тыкаемся в стекло, и не знаем - или насыплют нам корма, или включать компрессор или, может, кипятильник в воду сунуть. », - как выразились харьковские журналисты.

Фотки здесь.

Да, не обессудьте, кровавых фоток не будет. Для этого нужно быть холодным суперпрофи, ну и просто суперпрофи. А мне как сказал один милиционер: "Ну это же не цирк, в самом деле", так у меня руки и опустились. Впрочем, и без его слов не получалось.
Я злой

Заберите у них русские буквы!

Одесса сейчас - прифронтовая полоса. От дыхания близкой войны многолюдный и беспечный город ощетинился и опустел. «У меня просто челюсть отвисла, когда я увидела, насколько пусто стало в Одессе...», - говорит женщина, на днях вернувшаяся домой из отпуска.

Шкурный интерес

На одесских улицах, в кафе и магазинах действительно пусто. В хостеле, где я остановился, из 24 мест заняты только три. Кроме меня здесь живут еще двое - британец Пеле и австралиец Росс. Между прочим, разделились даже они. Пеле очень нравится в Украине, он активно следит за событиями, горячо поддерживает украинцев. Росс всем недоволен, говорит, что здесь все дорого и плохо организовано, за событиями не следит, уверен, что Майдан, как и вся нынешняя ситуация - дело рук ЦРУ, поскольку США положили глаз на запасы газа на Черноморском шельфе.

«Странный человек, - рассказывает о Россе хозяйка хостела. - Какой-то перепуганный по жизни. От любого звонка в дверь подпрыгивает, никому не доверяет. На всем экономит, ходит в обносках. Но накупил целый мешок советских медалей. Необщительный, дела своего нет. Остались в наследство какие-то земли в Австралии, сдает их в аренду охотникам. Приехал сюда жену искать, но не везет ему».

В другом хостеле хозяйки тоже пусто. О себе она говорит, что «в политику никогда не лезла», ей даже неважно, в какой стране жить - «лишь бы не мешали деньги зарабатывать». Но сейчас поносит Путина и местных «антимайдановцев» последними словами, грозится, что если государство не справится, то они «сами возьмутся за вилы». Так же рассуждают и другие мелкие собственники, чей бизнес ориентирован на туристов. Не из большого патриотизма, просто из шкурного интереса.

«Только ничего там не взрывай»

Если говорить о среднестатистическом одессите (вряд ли одессит согласился бы считаться «среднестатистическим», у них высоко развита индивидуальность, но тем не менее), то он не рвется в бой. В Харькове и Донецке я встречал мужчин, которым чисто по-мужски было обидно, что их страна не дает отпор напавшему. Это чувство, похожее на чувства футбольных фанатов, чья команда проигрывает. В Одессе оно приглушенное. Реагируют с мягкой иронией, как, например, один солидный мужчина из Одессы на мой вопрос, как пройти к Соборной площади, ответил:

- Пройти так и так. Но ты там ничего не взрывай. Я люблю свою Соборную площадь и не одобрю.
(На мне была зеленая одежда в стиле милитари).

Collapse )
Я злой

Донбасс не ждёт с надеждой русские танки

Абсолютно все украинцы, с которыми мне довелось общаться, независимо от их политических взглядов, говорили: о Крыме можно забыть, все уже решено. На самом деле мнение крымчан никого не интересует.


В Донецке тоже хотят «людьми зваться»


Однако даже полностью пророссийский настроенные граждане не хотели бы, чтобы таким же способом, «само собой», решился вопрос на материковой Украине. Участники митинга 9-го марта в Донецке, который проходил под российскими триколорами, отвечали мне, что не считают они себя жителями оккупированной территории, освобождение которой начали с Крыма российские войска. Возглас «Путин! Путин!» подхватывался значительно хуже остальных, очень быстро стихал. Громче и дольше всего звучало: «Донбасс! Донбасс!»

Многим из митингующих не нравилось то, что кто-то срывал украинский флаг, поднимая вместо него флаг Российской Федерации. «Так не надо делать, лучше повесить рядом украинский флаг, российский и флаг Донеччины», — звучало в толпе. Недовольным гомоном был встречен поступок громилы, который подскочил к автомобилю с украинским флагом, сначала плюнул, а потом ударил кулаком в стекло.

Ошибочно считать, будто основные участники этих митингов — «путинские туристы». Сергей Анастасьев, оперный солист и председатель партии «Гражданская позиция», шутил в разговоре со мной: «Им же, бедолагам, дома никто не позволит так себя вести. Ну, пусть приезжают, можно им постоянно специальные туры за глотком свободы устраивать, бюджет города дополнительные деньги получит».

Как шутка — остроумно, но как политический анализ ситуации — очень поверхностно и близоруко. Меня тоже некоторые принимали за «путинского туриста».

Одна женщина из числа тех, кто охранял памятник Шевченко, сказала: «Я не верю, что вы белорусский журналист. Вы россиянин и приехали нас бить».

Я не могу утверждать, что «путинских туристов» там вовсе нет. Мне попадались группы людей, о которых можно было подумать, что они здесь в командировке по спецзаданиям. Такие не отвечали на вопросы, агрессивно просили отойти. Или, как выразился глава странной новоиспеченной организации «Восточный фронт»: «Какие на войне могут быть вопросы?»

Но все, кто разговаривать не отказывался, а таких было большинство, были с Донеччины.

Надо понимать, что их выход на улицы — это продолжение Майдана. Без шуток, они также вышли за свободу, достоинство и демократию. У кого-то из них совершенно фантастические представления о России, как о стране, где текут молочные реки с кисельными берегами.

Пара пенсионеров горячо уверяла: «Там уборщица получает 500 долларов, это минимальная зарплата!» Кто-то рассуждает, что холера с теми зарплатами, пусть они будут даже ниже, но нельзя истязать «единое физическое и духовное тело» с «братьями», чтобы не «погрузиться окончательно в мрак западной цивилизации». Кто-то трезво рассуждает о пагубности разрыва экономических связей.

Дяденька с интеллигентной бородкой рассказывает улыбаясь, как его, сына советского офицера, якобы специально бросила на пол нянечка-«бандеровка» в роддоме: «Поэтому он с детства головой ударенный, а бандеровцы мне смертельные враги».

Одни хотят войти в состав России на правах области, другие возродить Донецко-Криворожскую республику, многие согласны на автономию в составе Украины, но среди этого многоголосия громче всего звучит: «Пусть они увидят, что здесь тоже люди живут, со своими взглядами, которые нужно учитывать».

Один парень, с нашитым российским триколором на одежде, с гордостью говорит о митинге: «В России такое невозможно, их там настолько выдрессировали, что они сами уже в автозаки заходят по команде».
Не стоит насмехаться над его противоречивостью, просто пока ему не удалось найти другой, более уместной формы, чтобы заявить о своем особом мнении. Еще найдется.

Главное, что они не ждут с надеждой русские танки. Они просто наслаждаются пробуждением от долгой политической спячки, пробуют гражданский голос, который у них только что прорезался. Вряд ли им захочется распрощаться с этими достижениями.

Продолжить дело Майдана


После того, как отыграла свое и разошлась воинственно настроенная часть митингующих, в центре Донецка осталось много небольших групп людей с разными взглядами, которые спокойно их обсуждали, выслушивая друг друга.
Среди них выделялась компания очень мотивированных молодых людей, которые переходили от одной группки к другой, пытаясь убедить пророссийских активистов, что те играют навязанную им роль в чужом спектакле:

«На западной Украине живут люди, которые не привыкли долго возить на своем горбу... Они свободолюбивые, у них борьба в крови. И вот ценой ста жизней они свергли власть, которая никого не устраивала, ни тебя, ни меня, согласись. В результате переворота властью стали люди, которых даже и на западной Украине там видеть не хотят. Майдан стоит, не расходится. Так вот, новая власть больше всего боится, что их также свергнут на хрен. Смотри, что дальше происходит. Нужно отвлечь внимание народа. Создается образ внутреннего врага. На западе создается образ врага с востока, где одни москали, которые против украинского языка, на востоке — образ злых бандеровцев...»

Эти молодые люди были уверены, что нужно поддержать и продолжить дело Майдана — коренным образом менять власть, на других началах построить систему социальных отношений, а не с триколором бегать. Впрочем, они пожаловались мне на то, что процесс идет очень медленно и с переменным успехом.


«Убедили мы вроде человек десять. Соглашаются, головами кивают. А на завтра смотрим — они опять стоят и кричат: Россия! Россия! Ну что ты будешь делать...», — сокрушенно пояснил один из парней.

«Мы такие же, как и вы, только болеем за Шахтер»


Тем не менее, в полутора часа езды отсюда, в одном спальном районе Донецка, «диванный наблюдатель», как он сам себя назвал, Миша Пономаренко, работник Донецкого металлургического завода, рассуждал примерно в том же ключе:
«Ну, если уж Майдан состоялся, хотя я не поддерживал его, то надо дело до конца доводить — пусть в политику приходят совершенно новые люди. Ведь нынешнее болото, оно любую единичную свежую струю поглощает ... Вместо того, чтобы с настоящими проблемами разбираться, вы рычите на галичан, галичане рычат на вас ... Там все сплошь бандеровцы живут, здесь одни москали и гопники. Ходят в кепках, лузгают семечки, ты шо, братан, попрыгай, мелочь е ? Если эти стереотипы настолько непреодолимые, ну давайте сделаем федеральные земли, как в Германии. Но не присоединяться же к России!

Что это за братская страна? Брат, называется. Пришел в квартиру, издал постановление, что согласно референдуму, проведенному среди твоих тараканов, квартира теперь будет моей ... Нет, в Донецке действительно довольно распространены пророссийские настроения, за экономические и культурные связи, такого рода, только я не знаю никого, кто хочет присоединения к России. Лично я не хотел бы ни к кому присоединяться, даже к Европе, лучше быть сильной самостоятельной страной. Так меня брат за это титушкой называет...

Что касается галичан и нас, я хотел бы сказать: мы такие же украинцы, как и вы, только разговариваем по-русски и болеем за «Шахтер»!



Старший брат, Денис Пономаренко, который 17 лет работает на шахте, рвет все шаблонные представления о донецких:
«Я люблю Украину и хочу, чтобы мы вступили в Евросоюз. У нас на шахте люди разных взглядов придерживаются, я свои спокойно высказываю, но я далеко не один такой. Коллектив разделился примерно 50 на 50. А сейчас я даже за то, чтобы мы вступили в НАТО тоже. С таким соседом других вариантов нет. Раньше я к России нейтрально относился, однако после той подлости, что они сделали в Крыму... Бандеровцами нас пугают с 2004 года, что приедут с красно-черными флагами. Но ни один так и не доехал. Приехали люди с совершенно другими знаменами. Пугали натовскими военными, а пришли «зеленые человечки». Мне тут такое не нужно. Не думаю, что Россия попытается проглотить Украину полностью или ее половину. Скорее будут использовать возможности, чтобы постоянно здесь ситуацию раскачивать. Такой «брат у ворот» — это страшно».

Финальный аккорд поставила Валентина Пономаренко, мать Миши и Дениса:

«В последнее время я перестала совсем новости смотреть. Не могу. Путин это ... ладно Путин, он мне сто лет не нужен. Мне вот что обидно — русские люди становятся теперь нашими врагами».

Оригинал (белорусский язык)
Я злой

Некоторые подробности задержания «агента ГРУ» в Донецке

Журналист белорусского издания "Новы Час" Дмитрий Галко был задержан в Донецке сотрудниками СБУ по подозрению в террористической деятельности. Как выяснилось позже, ему очень не повезло с соседом по комнате.

Дмитрий по телефону рассказал коллегам об обстоятельствах малоприятного инцидента.

- Дмитрий, расскажи, пожалуйста, что случилось.

- 9 и 10 марта я находился в Донецке. В ночь на 11 марта я собирался ехать дальше по своему маршруту, но за несколько часов до поезда был неожиданно задержан сотрудниками СБУ.

Я пришел в комнату отдыха при железнодорожном вокзале, где снимал кровать в двухместном номере, чтобы забрать свои вещи. Еще на входе меня заблокировала группа людей в штатском, которые заставили идти за ними.

- Они целенаправленно тебя задерживали?

- Да, это была специальная засада для моего задержания.

- Сразу ли ты понял, что происходит?

Было несколько минут - пожалуй, одних из самых страшных в моей жизни - когда я был уверен, что меня пришли убивать бандиты. Как будто отвечая на мои мысли, меня заверили: "Тут нет бандитов, все официальные лица". И объяснили причину моего задержания.

- И что это была за причина?

- В моей комнате была найдена взрывчатка. Соответственно, меня подозревали в террористической деятельности.

- Ты сказал, что номер был двухместный.

- Да, немного раньше меня туда заселился человек. Я так понимаю, теперь он остается единственным подозреваемым.

- Что это был за человек, знакомился ли ты с ним?

- Он не называл себя, и вообще очень неохотно отвечал на вопросы. Разве что подтвердил мою докадку о том, что он из России. Ну, это было полностью очевидным. Как ни иронизировали над определением "явный русский акцент", очень частым в новостях периода противостояния на Майдане, этот акцент вычисляется на раз-два. Возможно, где-нибудь в среде русскоязычной интеллигенции в Киеве смогли выдавить из себя по капле украинскую артикуляцию и фонетику, а в Донецке, например, меня самого каждый собеседник безошибочно идентифицировал как чужого. К сожалению, первой мыслью всегда было, что я приехал из России.

- Что-нибудь еще выдавало в нем россиянина, кроме акцента?

- Безапелляционность. Он всегда знает лучше тебя, ему твое мнение неинтересно. Когда он как бы спросил у меня - "Ну что, отморозился ваш батька?", имея в виду отсутствие поддержки действий России со стороны официального Минска, он не ждал от меня никакого комментария на этот счет, ему все было ясно. Также он все знал лучше украинцев. Кстати, он называл "идиотами" не только активистов Майдана, но и участников пророссийского митинга в Донецке, и самих россиян.

- Даже россиян?

- Да, он сказал, что "99 процентам населения на самом деле все пофиг, а из тех, кто делает вид, что не пофиг, никто не готов сам идти воевать". Имелось в виду - идти воевать за Крым или всю Ураину.

- Остались только он и Путин?

- Наверное, только он один. Потому как, по его словам, "россиянское руководство самоустранилось от решения проблемы". Мне показалось, он считал Путина слабаком. При этом он пересматривал на ноутбуке запись его пресс-конференции по украинскому вопросу, но похвалил Путина лишь однажды - за какое-то особенно жесткое высказывание.

- А чем он еще занимался, кроме просмотра пресс-конференции Путина?

- Ну, я сам оставался в номере очень недолго, у меня было много дел. При мне он смотрел еще какой-то антизападный фильм про Карибский кризис и выступление Михаила Хазина по проблеме Крыма. Это пропагандист советского типа экономики, изоляционизма, кремлевский трубадур. Который рассказал, что от аннексии Крыма Россия получит одни только плюсы, построит там рай земной, затем поглотит всю Украину, и скоро Русский Дух снова загосподствует в мире. Вот его мой сосед слушал с явным удовольствим.

- Похож ли он был на террориста?

- Сначала я полагал, что это какой-нибудь обычный заносчивый москвич. Мне доводилось встречать немало таких, в том числе в вильнюсских кафе или на пароме Стокгольм-Таллинн. Однако кое-что в моем соседе настораживало, начиная от нежелания представляться, до чрезмерной даже для москвича имперской горячности. Впрочем, я не шел в своих мыслях дальше того, что он может быть членом какой-либо ультранационалистической группировки, который приехал "поддержать" украинцев.

- Разве на Донбассе не ждут с нетерпением такого рода поддержки?

- Абсолютно нет. Мне хватило двух дней, чтобы, "поварившись" в этом городе, понять, что он мифологизирован не меньше, чем Львов. Если последний, полушутя, называют Бандерштадтом, то мифологему Донецка можно обозвать Титушкоградом. Как и всякая мифологема, она так же довольно далека от реальности. Хотите верьте, хотите нет, но я уезжал отсюда с самыми приятными впечатлениями. И внутренне спокоен за то, что второго Крыма тут не будет.

- С самыми приятными впечатлениями? Это после задержания сотрудниками СБУ?!


- Как независимый белорусский журналист, я привык к внезапным задержаниям людьми в штатском, которые потом оказываются "официальными лицами". Но я не привык, что при задержании тебя не оскорбляют, не бьют, не отзываются издевательски о твоих политических взлядах, не дурят голову всякой чепухой, не имеющей отношения к делу. Тем более я не привык к тому, что передо мной несколько раз искренне извиняются, когда оказывается, что задержание было ошибочным, жмут руку на прощание и приглашают приезжать еще. Вот где был настоящий культурный шок! А ведь еще совсем недавно СБУ начинала приобретать такой же зловещий оттенок, какой есть у КГБ и ФСБ. Если это не случайность, а завоевание Майдана, то он уже был ненапрасным. Еще раз: меня задерживали как подозреваемого в террористической деятельности, я уже успел примерить на себя судьбу Коновалова и Ковалева, но в итоге это было значительно менее страшно, чем задержание за "нецензурную брань в общественном месте"! Я бы хотел жить в стране, где спецслужбы ведут себя именно так. Профессионально и строго в рамках закона.

- Было много разговоров о том, что украинские спецслужбы при Януковиче были фактически подчинены российским интересам.

- Они не говорили ничего лишнего, но по косвенным признакам мне показалось, что они настроены очень патриотично, точно по-антипутински.

- По последним данным в Донецке был задержан якобы агент ГРУ. Судя по всему, твой сосед по номеру. Как по-твоему, мог он быть агентом ГРУ?

- Хм, как я отметил ранее, мой сосед явно невысоко ставил Путина, считая его недостаточно решительным. И он мало был похож на хладнокровного профи, который находится на задании. Слишком близко к сердцу принимал то, что происходит. Хотя при задержании, я бы сказал, он не вёл себя как несправедливо задержанный. Он знал, что я журналист, но не просил написать о том, что он невиновный и ничего не совершал.

Оригинал материала (белорусский язык)
Я злой

ЭТО УЖЕ БЫЛО

Друзья. Мы на пороге. Мы на пороге не включения нового субъекта в состав РФ. Мы на пороге полного разрушения системы международных договоров, экономического хаоса и политической диктатуры. Мы на пороге войны с нашим ближайшим, родственнейшим народом Украины, резкого ухудшения отношений с Европой и Америкой, на пороге холодной, а, возможно, и горячей войны с ними.

Ведь всё это уже было. Австрия. Начало марта 1938 г. Нацисты желают округлить свой рейх за счет другого немецкого государства. Народ не очень жаждет этого – никто их не ущемляет, никто не дискриминирует. Но идея великой Германии кружит голову радикалам – местным наци. Что бы поставить точку в споре о судьбе Австрии, её канцлер Курт Алоис фон Шушниг объявляет на 13 марта плебисцит. Но наци и в Берлине и в Вене это не устраивает. А вдруг народ выскажется против аншлюса. Канцлера Шушнига заставляют подать в отставку 10 марта, на его место президент назначает лидера местных нацистов Артура Зейсс-Инкварта, а германские дивизии уже входят тем временем в австрийские города по приглашению нового канцлера, о котором он сам узнал из газет. Австрийские войска капитулируют. Народ или восторженно встречает гитлеровцев, или в раздражении отсиживается по домам, или срочно бежит в Швейцарию. Кардинал Австрии Иннитцер приветствует и благословляет аншлюс… С 13 марта начались аресты. Канцлер Шушниг был арестован еще накануне. Плебисцит провели 10 апреля. В Германии за объединение с Австрией проголосовали 99,08 %, в самой Австрии, ставшей Остмарк Германской империи – 99,75%. 1 октября 1938 г. также были воссоединены с единокровной Германией чешские Судеты, 22 марта 1939 г. – литовская область Клайпеды, превратившейся в один день в немецкий Мемель. Во всех этих землях действительно жили большей частью немцы, повсюду многие из них действительно хотели соединиться с гитлеровским рейхом. Повсюду это воссоединение прошло под фанфары и крики ликования обезумевшей в шовинистическом угаре толпы и при попустительстве Запада.

«Мы не должны обманывать, а тем более не должны обнадеживать малые слабые государства, обещая им защиты со стороны Лиги Наций и соответствующие шаги с нашей стороны, - говорил Невилл Чемберлен в Британском парламенте 22 февраля 1938 г. - поскольку мы знаем, что ничего подобного нельзя будет предпринять».

И совсем иное говорил Адольф Гитлер 23 марта 1939 г. с балкона на Театральной площади только что присоединенного Мемеля. За два часа до того он театрально вплыл на борту новейшего линкора «Германия» в мемельский порт. «...немцы не собираются никому в мире делать ничего плохого, но нужно было прекратить страдания, которым в течение 20 лет подвергались немцы со стороны целого мира… Мемельских немцев Германия однажды уже бросила на произвол судьбы, когда смирилась с позором и бесславием. Сегодня мемельские немцы… опять становятся гражданами могучего Рейха, решительно настроенного взять в свои руки свою судьбу, даже если это не нравится половине мира».

И всё казалось таким лучезарным. И слава Гитлера сияла в зените. И перед Великой Германией трепетал мир. Присоединение областей и стран к Рейху без единого выстрела, без единой капли крови – разве фюрер не гениальный политик?

А через шесть лет Германия была повержена, миллионы ее сынов убиты, миллионы ее дочерей обесчещены, ее города стерты с лица земли, ее культурные ценности, копившиеся веками, превратились в прах. От Германии были отторгнуты 2/5 территории, а оставшееся разделено на зоны и оккупировано державами победильницами. И позор, позор, позор покрыл головы немцев. А всё начиналось так лучезарно!

Друзья! История повторяется. В Крыму действительно живут русские. Но разве кто-нибудь притеснял их там, разве там они были людьми второго сорта, без права на язык, на православную веру? От кого их надо защищать солдатам российской армии? Кто нападал на них? Ввод войск иностранного государства на территорию другого государства без его разрешения – это агрессия. Захват парламента лицами в униформе без опознавательных знаков – это произвол. Принятие каких-либо решений парламентом Крыма в таких обстоятельствах – фарс. Сначала парламент захватили, премьера сменили на пророссийского, а потом этот новый премьер попросил у России помощи, когда помощники уже тут, уже день как контролируют полуостров. Как две капли воды похоже на аншлюс 1938 г. И даже референдум-плебисцит через месяц под дружественными штыками. Там – 10 апреля, здесь – 30 марта.

Просчитала ли российская власть все риски этой невероятной авантюры? Уверен, что нет. Как и Адольф Алоизович в свое время не просчитал. Просчитал бы – не метался по бункеру в апреле 1945 под русскими бомбами, не жрал бы ампулу с ядом.

А если Запад поступит не как Чемберлен с Деладье в 1938, а введет полное эмбарго на закупки российских энергоносителей и заморозит российские авуары в своих банках? Российская экономика, и так агонизирующая, рухнет в три месяца. И начнется смута здесь, по сравнению с которой Майдан покажется райским садом.

А если крымские татары, которые категорически против русской власти, которые помнят, что эта власть сделала с ними 1944 г. и как не пускала назад до 1988, если крымские татары обратятся за защитой своих интересов к единоверной и единокровной Турции? Ведь Турция не за три моря, а на другом берегу того же Черного. И Крымом владела подольше чем Россия – четыре века владела. Турки – не чемберлены и не деладье – они в июле 1974 г., защищая своих соплеменников, оккупировали 40% территории Кипра и, игнорируя все протесты, до сих пор поддерживают так называемую Турецкую республику Северного Кипра, которую никто не признает кроме них. Может быть кому-то хочется иметь Турецкую республику Южного Крыма? А ведь если горячие головы из крымских татар поднимутся на борьбу, то мусульманские радикалы со всего мира с радостью присоединятся к ним, а в особенности с Северного Кавказа и Поволжья. Не принесем ли мы бурю с крымских разоренных курортов в наш российский дом? Что нам, своих терактов мало?

И, наконец, приобретя Крым, раздираемый внутренней распрей, мы навсегда потеряем народ Украины – украинцы не простят русским этого предательства никогда. Что, думаете, не будет, что это уж слишком, перемелется – мука будет? Не надейтесь дорогие русские шовинисты. В конце XIX века сербы и хорваты считали себя одним народом, только разделенным границами, конфессией и графикой алфавита. Они стремились к единству – сколько книг было об этом написано ими тогда, умных, добрых книг. А сейчас мало найдется народов столь озлобленных друг на друга – как сербы и хорваты. Сколько крови пролилось между ними, а все за какие-то кусочки земли, какие-то городки и долинки, в которых они могли бы жить вместе богато и радостно. Могли бы, да вот не сумели. Алчность до братской земли из братьев сделала врагов. А в повседневной жизни разве так не бывает? Стоит ли терять братский народ навсегда из-за призрачных вожделений? Да и раскол Русской церкви тогда уже неизбежен. Ее украинская половина отколется от московской навсегда.

Но еще более ужасным поражением обернется успех Кремля в присоединении Крыма. Если все легко получится, то завтра в Россию запросятся населенные русскими области Казахстана, там, глядишь, и Южная Осетия с Абхазией, и северная Киргизия. За Австрией последовали Судеты, за Судетами – Мемель, за Мемелем – Польша, за Польшей – Франция, за Францией – Россия. Все начиналось с малого…

Друзья! Нам надо опомниться и остановиться. Наши политики втягивают наш народ в страшную, в ужасающую авантюру. Исторический опыт говорит, что ничего не обойдется так. Мы не должны вестись, как повелись в свое время немцы на посулы Геббельса и Гитлера. Ради мира в нашей стране, ради ее действительного возрождения, ради мира и настоящей дружественности на пространствах России исторической, разделенной ныне на многие государства, скажем «нет» этой безумной и, главное, совершенно ненужной агрессии.

Мы потеряли столько жизней в ХХ веке, что единственно верным нашим принципом должен быть принцип, провозглашенный великим Солженицыным – сохранение народа. Сохранение народа, а не собирание земель. Земли собираются только кровью и слезами.

Ни крови, ни слез нам больше не надо!


Доктор исторических наук. Профессор Андрей Зубов. Ответственный редактор «Истории России ХХ век»
Я злой

Боевые пушкинисты против Майдана

Наш Киев дряхлый, златоглавый,
Сей пращур русских городов,
Сроднит ли с буйною Варшавой
Святыню всех своих гробов?


Меня как-то успокаивало наблюдение, что против Майдана выступают по «низким» или «неправильным» причинам.

По умственной недостаточности, интеллектуальной лености, из-за вшитого в голову телевизора. Или кто-нибудь увлекается «русским марксизмом», например, в котором мало Царства Свободы, зато много Сапога и Плётки вкупе с ярым антизападничеством.

Но недавно я обнаружил старых друзей, ослеплённых не какой-нибудь извращённой идеологией, а вечным сиянием великой русской культуры.

Люди безусловно умные, не янучары или запутинцы какие-нибудь, в мирной жизни от политики очень далёкие, они размещают на своих страничках антимайдановскую пропаганду самого низкого пошиба, состряпанную на коленке по лекалам киселёвского телевидения. Злобную, дикую.

В моих глазах это глубочайшее падение, объяснить которое невозможно. Но какое-то объяснение должно быть.

Подобное помутнение рассудка может быть вызвано очень сильной болью. Как если бы от них по живому что-то отрезали...

Не через политинформации, а через эту самую культуру, лучшие её образцы, в их плоть и кровь, похоже, вошло, что Киев - русский город, колыбель русского мира. Поэтому сейчас, когда Киев из этого самого мира замыслил побег, они ощущают физическую боль. Вроде разрыва пуповины.

И мне страшновато стало. Закралась бредовая, на первый взгляд, мысль, что Пушкин, возможно, страшнее Путина.

Так что будьте с ней осторожны. Давайте детям русскую культуру в гомеопатических дозах. Чтобы в процентном отношении она не превышала другие культуры.

А то вырастет потом боевой пушкинист.

pushkin-style