Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Я злой

История Ирины Статкевич

Белорусское государство принято называть «социальным». А что это вообще такое - «социальное государство»? На мой взгляд, от других государственных моделей его должна отличать этика защиты слабых, обездоленных и больных. Всех тех, кого по каким-то причинам выбросило на обочину жизни и кто не в состоянии сам оттуда выкарабкаться. Одним словом, государство, готовое протянуть руку помощи попавшему в затруднительное положение гражданину.

История Ирины Статкевич, обратившейся за помощью в редакцию «Народной Воли», показывает, что в некоторых случаях наше государство «социальное» только на словах. По отношению к этой 39-летней женщине оно проявило чёрствость и отчуждение.



Ирина Статкевич с дочерью Дарьей

Диагноз как приговор

Матери-одиночки — одна из наиболее уязвимых социальных групп в Беларуси. Именно к этой группе относится Ирина, у неё двое детей, мальчик Илья и девочка Дарья. Государство очень своеобразно помогло ей поставить их на ноги. Сначала отобрало маленького Илью, когда тому было всего несколько месяцев от роду. Теперь хочет помочь ещё больше — отобрать 15-летнюю Дашу.

Вы думаете, детей можно отобрать по суду только у пьяницы, дебоширки и распутницы? Как бы не так! С 2007 года это может быть сделано во внесудебном порядке. И не обязательно даже создавать социально опасное положение для ребёнка. Достаточно иметь одно из заболеваний, которое Минздрав считает несовместимым с выполнением родительских обязанностей. Например: злокачественные новообразования, болезни крови и кроветворных органов, болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ с выраженными нарушениями функции органов и систем, астму, цирроз печени, стенокардию напряжения функционального класса III-IV, перенесённый в прошлом инфаркт миокарда, осложнённый стенокардией, аффективные расстройства настроения, шизофрению.

Проверьте-ка свою медицинскую карточку. Не воспитываете ли вы детей нелегально?

Collapse )

Монолог ракового больного.

И всё из-за знания иностранных языков, в данном случае мёртвой латыни. Которой милая тётя-хирург воспользовалась, видимо, из соображений гуманности. Чтобы не травмировать психику больного раньше времени. Вотще! Увидев знакомое слово «suspicio» («подозрение на»), идущее через запятую вслед за утешительным диагнозом на русском, я сразу предположил неладное. И полез выяснять в интернет (ещё один источник «многия печали»!) значение второго слова на латинском языке - собственно то, в чём оказался заподозрен мой предательский организм. Текст, полученный в результате перевода иноязычной вставки, до того звучавший вполне невинно, приобрёл зловещие нотки: «Вообще говоря, всё нормально, подумаешь, фигня какая-то, но, по ходу, у пациента, рак».

Collapse )

Одинокий пингвин на льдине СССеР - это уныло!

В свете величия России, подтверждающегося масштабом бед, которые на неё обрушиваются, как-то неудобно говорить о своей малой земле. «Мы жывем някепска, мы жывем няблага» («Мы живём неплохо, мы живём недурно» - бел.), как поётся в одной белорусской негосударственной песне. Поётся, конечно, с горькой иронией. Мол, на самом-то деле, мы живём плохо, хуже некуда.

Истина лежит где-то между крайними точками. В наших краях всё как-то ни рыба, ни мясо, серединка-наполовинку. Но, в любом случае, поездов под откос у нас не пускают со времён рельсовой войны 1943-го, антифашистов вперемешку со священниками не отстреливают, пожаров с десятками жертв тоже давно не случалось. Здесь царит скромное обаяние белорусского «парадка». А вот под его покровом процветают всяческие мелкие гнусности и подлости. Об одной из них я и хочу рассказать.

Есть в Минске такое издание - «Белгазета», принадлежащее российскому медиа-холдингу «Проф-медиа» (владелец Владимир Потанин). Газета числится в «оппозиции», хотя на деле занимает позицию «над схваткой». Нет, не взвешенную, а поверхностно-ёрническую. Язвительно высмеивая всё и вся, что подвернётся. Это у них называется «либерализмом».

На этот раз подвернулась выставка работ пациентов психоневрологического интерната N3 в Новинках. Статью о посещении которой некий вьюноша Максим Иващенко остроумно озаглавил «Шизо-пати». Смешно, правда? Как видно из статьи, на выставке молодой человек отчаянно скучал. Молодому человеку не хватало драйва. Вероятно, журналисту мнилось, что в пациентах психоневрологического интерната непременно должно быть что-нибудь эдакое - с психоделинкой. Поэтому Максим был страшно разочарован - я вижу, как он обиженно оттопыривает губу - обнаружив «вполне обычные картины для никогда не умевшего рисовать человека». Он-то ожидал, что его побалуют полотнами a la Сальвадор Дали, раскрывающими тёмные глубины психики! А тут какой-то «одинокий пингвин и льдина «СССеР», тьфу. Какие могут быть «глубоко затаённые отчаяние, боль, безысходность и право быть услышанными» в одиноком пингвине на льдине СССеР? Всех этих вещей, скорее всего, вообще не существует в мире Максима Иващенко. Он мог бы принять их, будь они упакованы в приемлемые, модные формы - в качестве острой приправы к пресной жизни представителя тонкой прослойки минского среднего класса, прозябающего в разнообразных кафе. Но организаторы не расстарались, не сделали ему красиво. Потому молодой человек, будучи в состоянии аффекта, вынес вердикт, сказав, что выставка работ пациентов психоневрологического интерната пополнила «тягостный ряд разного рода белорусских унылых художественных мероприятий».

Эта вздорная статья незрелого борзописца могла бы остаться незамеченной широкой общественностью. Если бы не имела последствий в виде увольнения руководительницы творческой мастерской «ДОМ» Дарьи Ескевич, пять лет занимавшейся с пациентами психоневрологического интерната. Что означает ликвидацию самой мастерской. За что? За «испорченный имидж»!

Редактор «Белгазеты», по словам Дарьи, просто обматерил её по телефону. Автор материала, пришедший на встречу с Дарьей с друзьями (чувствовал, видать, что за такие дела ему следовало бы морду набить), сослался на «общий скандальный профиль газеты». Ни опровержений, ни извинений никто публиковать не собирается.

Что вообще можно сделать в подобном случае? Если дуэли запрещены, а обращаться в государственные СМИ, которые могли бы ухватиться за возможность потаскать в зубах «оппозиционную» газету, - западло?

Что я сказал медсестре Марии...

Проснулась ночью в поезде. Стучат колеса. Ещё один стук. Это песня со вчерашнего спектакля. Вчера ходила на: «Капли датского короля. Посвящение Булату Окуджаве» в Театре музыки и поэзии Елены Камбуровой.

А что я сказал медсестре Марии,
когда обнимал её?
- Ты знаешь, а вот офицерские дочки
на нас, на солдат, не глядят.

А поле клевера было под нами,
тихое, как река.
И волны клевера набегали,
и мы качались на них.

И Мария, раскинув руки,
плыла по этой реке.
И были чёрными и бездонными
голубые её глаза.

И я сказал медсестре Марии,
когда наступил рассвет:
- Нет, ты представь: офицерские дочки
на нас и глядеть не хотят.


Не то чтобы я её раньше не слышала. Но не въехала. Не поняла. Не врубилась. Маленькая ещё была.
Вот, послушайте:




Сейчас слушаю и плачу. По городу на маршрутке еду, а слова внутри звучат и слёзы наворачиваются.
Эта песня о войне. Не о той, романтической и героической с опасностями и смертями. О той, которая несёт грех надругательства над человеком, женщиной, Марией. Офицерские дочки на солдат глядеть не хотят, понимаешь. А та медсестра, что с тобой – это кто? Подстилка в поле клевера, удовлетворяющая малую нужду солдата?
Чистейшей поэзии чистейшее покаяние в чистейшем свинстве. Просто в учебник по личному спасению бери и вставляй.


***

Я вот прочёл текст песни и поначалу тоже «не въехал, не понял, не врубился». Чудит, думаю, Долька. Где же здесь «покаяние в чистейшем свинстве»? Обычная сцена из солдатской жизни с ностальгическим оттенком. Ах, было, было...

Что-то вроде «малиновки заслышав голосок, припомню я забытые свиданья» или, там, «милая моя, солнышко лесное» - препохабные, надо сказать, песни. Ничуть не лучше современной попсы, даже хуже. Потому что прикидываются этакой невинной романтикой, хотя на деле-то «поматросил и бросил», больше ничего. И сидит сейчас, пень трухлявый, сексуальные впечатления молодости перебирает тайком от опостылевшей жены.

Эту самую «Малиновку» Тодоровский хорошо припечатал в «Мой сводный брат Франкенштейн». Там к главному герою, который позабавился когда-то с рядовой сотрудницей дома отдыха, через двадцать лет «малиновкой вернулся» нежданный-негаданный сын. И не какой-нибудь там умница и красавец, а искорёженный чеченской войной, потерявший на ней глаз и приобретший стойкую паранойю «Франкенштейн».

И этот, думаю, туда же - действительность лакировать. Волны клевера, блин, набегали. «Чёрные и бездонные голубые глаза» меня как-то не насторожили, хотя и должны были, просто мимо ушей пропустил. И офицерские дочки, которые всё объяснили Дольке, тоже. Решил, что за грубоватый солдатский комплимент сойдёт. Мол, вон они какие, фифы эти, дочки-то офицерские, воротят нос от простого народа, а ты молодец - выручила солдатика, «свой парень». Внесла, можно сказать, неоценимый вклад в победу доблестной Красной Армии. Родина тебя не забудет. См. повесть Михаила Кононова «Голая пионерка».

Исполнение Елены Камбуровой всё расставило на свои места. Оригинала я не слышал, но, даже если он покаянным и не был, то она его таковым сделала. Поставив в конце выразительное многоточие: а что я ска...

Не поговорили. Только о том и думалось на волнах клевера, что о своей «малой нужде», да о том, что вот, наконец, справил...

Я на Свободе.

Моё 4-минутное интервью белорусскому отделению «Радио Свобода»:



Хотя мне самому сложно поверить, что оно действительно моё. А не какого-нибудь умирающего от туберкулёза поэта-декадента.

Ухожу в народ!

В результате частично уже состоявшегося обрушения Вавилона обломками зацепило и мою семью. Наши доходы уполовинились. Перспективы мора и глада пока не маячат, но необходимость готовить отходные пути созрела. Прежде всего - запастись тушёнкой и патронами. Товарищ timhydr советует также приобрести мешок сахара. Он пишет: На самом деле мешок сахара это очень много. Мои питерские родственники 15 июня 1941 года купили мешок сахара, чтобы варить варенье. С вареньем не получилось, зато они ели этот мешок всю блокаду - по чайной ложке каждый день. Все остались живы (кто не погиб в окопах). Дальше - участок плодородной земли, козу, пару кроликов или кур, набор семян съедобных растений. Хорошо, если вы успели к этому времени собрать большую библиотеку: во-первых, будет что почитать и над чем подумать, когда высвободится свободное время, а во-вторых, книги пригодятся для растопки.

Параллельно стоит подыскать себе работу, которая в условиях развёртывания кризиса нужна будет дольше, чем нынешние популярные и модные специальности с заграничными названиями. Сегодня на такую работу с трудом подыскивают кандидатов, а завтра, может статься, отбоя от желающих не будет и вы останетесь за бортом.

Я себе такую работу нашёл - устроился работать почтальоном.

Ещё вчера эта профессия казалась уходящей в прошлое в виду всеобщей компьютеризации. Кризис может отсрочить её исчезновение. Глядишь, вы снова станете слать друг другу длинные бумажные письма, написанные неловким, расползающимся с непривычки почерком, вместо коротких мэйлов и эсэмэсок, и с нетерпением ожидать съестных посылок от счастливо сохранившихся родственников в деревне. Невероятно? Одной моей родственнице, поступившей в конце восьмидесятых годов прошлого века в московскую аспирантуру, это тоже, наверное, казалось невероятным. А вскоре она только и спасалась в голодной Москве (фантастическое словосочетание, да? а ведь так и было), что посылками из белорусской деревни.

Единственный трабл - нужно проходить медкомиссию. Чего я давно не делал, поскольку работал нелегально. Без каких-либо соцгарантий, но зато и без необходимости показываться людям в белых халатах. Для которых человеческое тело - скопище именований на мёртвом латинском языке, клоака болезней и потенциальный труп. И вообще, это не очень-то приятно, когда тебя рассматривают как объективированный предмет.

Сегодня мне сообщили, что у меня миопия обоих глаз, пора носить очки, пить рыбий жир, а ещё лучше - витамины «Витус — здоровые глаза» (вот, возьмите рекламку - последняя осталась, всем раздала!). Клёво же я буду выглядеть: лысый, в подтяжках, очках, источая лёгкий аромат рыбьего жира.

Допустим, от этого знания ещё есть какая-то польза. Меня действительно заставил призадуматься тот факт, что я ничего, кроме верхней строчки не вижу. Надо бы приналечь на морковь.

Но что мне даст встреча с наркологом и психиатром? А главное, что она может дать работодателю?

Будь я законченным алкашом или торчком, это и без нарколога было бы заметно. А вот придёт к наркологу, допустим, заядлый курильщик травки, которому ни в коем случае нельзя доверять чужие письма, не говоря уж о пенсии для стариков. Хорошо если он к вечеру их доставит по назначению. Пока каждым подснежником не налюбуется, каждое письмо не прочтёт - приколоться, ведь не донесёт. Если же он засядет пересчитывать пенсию вместе с глухонемой и подслеповатой бабушкой - о, тут такое начнётся! Кто пробовал считать деньги в конопляном дурмане, тот поймёт. Нет, что вы, скажет марихуанер наркологу, не курю и другим не советую. Нарколог запишет: годен. Бедная глухонемая бабушка!

Или психиатр. Помню их по военкомату. Они там спрашивают, чем ворона отличается от самолёта. Нормального человека этот идиотский вопрос должен вогнать в ступор. Потому что нормальному человеку не придёт в голову, что его держат за идиота, спрашивая очевидное. Он начнёт задумываться, пытаясь осознать тайный смысл вопроса, погрузится в размышления, перестанет реагировать на внешние раздражители... короче, всё закончится смирительной рубашкой. Мой ребёнок ответил на этот вопрос так: «Самолет не умеет говорить, а ворона говорит КАРРРР!». Но это ребёнок, ему можно. Попробовал бы он ответить так же психиатру на медкомиссии! Закололи бы галоперидолом, как пить дать. Чтобы не выпендривался. Какой-нибудь дурень скажет: «Гы... ну, самолёт больше». А шизофреник, который ужасно боится показаться неадекватным, пространно пояснит: «Ворона - это вид птиц, отряд вороньих, на латыни называется Corvus corone; хищник, отчасти падальщик, в городе выполняет функцию санитара. Самолёт - механическое летательное средство...» Спасибо, скажет психиатр, можете не продолжать. Сочтёт больно умным, что, конечно, тоже подозрительно, но всё-таки проставит печать «годен», как и дурню. И опять-таки - бедная глухонемая бабушка!

Посоветуйте, амигос, что можно ответить, чтобы не прикидываться ни дурнем, ни шизофреником, но при этом тебе не выписали белый билет?

Теперь о главном. О последствиях такого поворота в моей жизни.

Минусы: С понедельника, если санитары меня не зафиксируют, я стану проводить у компьютера значительно меньше времени. То есть стану не только писать реже, но и читать (френдленту) - тоже. Впрочем, вы вряд ли заметите какие-либо перемены. Я и без того был нерадивым читателем и комментатором. Простите меня, грешного, друзья!

Плюсы: С моих текстов, иншаалла, спадёт налёт виртуальности, оторванности от мира живых существ. В них задышат почва и судьба. Кто-то из вас, дорогие френды, помнится, говорил, что круто было бы почитать блог доярки, но доярки, к сожалению, не ведут блогов. Я буду за неё! Поселковый почтальон не хуже доярки, по-моему.

И товарищ natovich перед тем, как уйти, громко хлопнув дверью на прощанье, корил и стыдил меня. Мол, вместо того, чтобы быть депутатом от «униженных и оскорблённых», стать «оголённым нервом» простого люда, я литературку кропаю.

Ну всё, теперь-то я донесу в интернеты сермяжную правду, держитесь! Эх, как невовремя ты ушёл, товарищ Натович.

Другая Беларусь.

Сегодня белорусы проснулись в другой стране. У которой из двух идентификационных признаков - «чистая» и «социально ориентированная» - остался теперь лишь один. В понедельник, 17 декабря, вступил в силу закон «О государственных социальных льготах, правах и гарантиях для отдельных категорий граждан», отменяющий чохом все существовавшие до сегодняшнего дня льготы, за небольшим исключением. Причём белорусские власти поступили ещё радикальнее российских: речь идёт не о «монетизации», а попросту о ликвидации льгот. Такой вот интересный подарок к Рождеству и Новому году.

Объясняя свой шаг, власть круто сменила риторику, неожиданно заговорив на языке ещё вчера ненавистного экономического либерализма:

«Задача государства – не предоставлять подачки в виде льгот, а создавать условия для того, чтобы гражданин имел возможность обеспечить себе достойный уровень жизни... Всякого рода иждивенческие настроения должны быть прекращены» (А.Г. Лукашенко)

«Чем более конкурентоспособным будет человеческий капитал, более конкурентоспособные предприятия на уровне мировой экономики будут создаваться, тем больше мы будем иметь прибыль. А это будет способствовать процветанию нации. Для этого нужно не иждивенчество, а стремление работать» (А. Косинец, вице-премьер Республики Беларусь)

«Поддержка всегда приятна. Но она таит в себе страшную опасность: человек перестаёт расчитывать на собственные силы и в нём развиваются инстинкты, извините, паразита. Звучит грубо, но это так» (газета «Беларусь сегодня», центральный печатный орган, озвучивающий позицию власти)

«Белорусы приветствуют отмену льгот. Им надоело кормить нахлебников» (Владимир Кожевников, главред белорусской газеты «Во славу Родины», на одном из интернет-форумов)


Что же это за нахлебники, подверженные иждивенческим настроениям, с развитыми инстинктами извините-паразитов, которые призваны сделать белорусскую экономику более конкурентноспособной?

******************

ДЕТИ. Отменено бесплатное обеспечение лекарствами до 3-х лет. Школьники старше семи лет лишились права на льготный проезд в общественном транспорте. Дети погибших или умерших, получающие пенсию по случаю потери кормильца, с сегодняшнего дня не будут получать бесплатных лекарств и зубопротезирования.

СТУДЕНТЫ и ПЕНСИОНЕРЫ. Отныне будут оплачивать 100-процентную стоимость проезда.

ВЕТЕРАНЫ ТРУДА. Отменены льготы в отношении 50-процентной скидки стоимости лекарств (в возрасте старше 70 лет), бесплатное зубопротезирование, 50-процентная скидка на проезд в общественном транспорте.

ЧЕРНОБЫЛЬЦЫ. Отменены: бесплатное получение лекарств по рецептам врачей; бесплатное изготовление и ремонт зубных протезов; ежегодное бесплатное обеспечение санаторно-курортным лечением или получение денежной компенсации в размере средней стоимости путёвки; бесплатный проезд на транспорте от места жительства до места лечения, диспансерного, амбулаторного или клинического обследования и обратно; возмещение органами социального обеспечения расходов, связанных с обслуживанием на дому больного, нуждающегося по медицинскому заключению в постороннем уходе, при отсутствии проживающих с ним родственников; обеспечение продуктами питания по медицинским нормам; бесплатное содержание детей в детских дошкольных учреждениях (компенсация стоимости питания для не обеспеченных местами), пионерских лагерях и учреждениях санаторного типа; оплата жилой площади, занимаемой этими гражданами и проживающими совместно с ними членами их семей, а также семьями, получающими пенсии по случаю потери кормильца вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, в размере 50% квартирной платы; бесплатный проезд на городском общественном транспорте, железнодорожном, автомобильном и водном транспорте пригородного сообщения.

ДОНОРЫ. Лишились 50-процентной скидки за оплату лекарств и бесплатного зубопротезирования.

БЫВШИЕ УЗНИКИ КОНЦЕНТРАЦИОННЫХ ЛАГЕРЕЙ. Отменено бесплатное лекарственное обеспечение и зубопротезирование.

ИНВАЛИДЫ III-ей ГРУППЫ. Отменены льготы по 50-процентной стоимости медикаментов и бесплатному зубопротезированию.

ИНВАЛИДЫ I-ой и II-ой групп, инвалидность которых наступила в результате противоправных действий, по причине алкогольного, наркотического, токсического опьянения или членовредительства не получат 90-процентную скидку на лекарства, бесплатного зубопротезирования и обеспечения «иными средствами техреабилитации».

******************

Особое внимание на себя обращают две вещи: ущемлённые, по сравнению с ветеранами, льготы которым сохранены, бывшие узники концлагерей и оригинальное белорусское ноу-хау - вычленение категории «неправильных» инвалидов.

К первым, по всей видимости, отнеслись чисто по-сталински (не случайно ведь в Беларуси отстроена «Линия Сталина»): раз побывал в плену, значит, изменник и враг. Таких не подкармливать, а стрелять надо. К тому же, они и так заграницей пожили, да ещё от немцев дойчмарки потом получали, хватит с них, перебьются.

Если это - только яркий пример типичного белорусского жлобства, то второе, позорная сегрегация инвалидов - натуральный мелюзговый фашизм. Как будто случившееся с этими людьми - меньшая беда, менее несчастный случай. Как будто они и без того жестоко не наказаны, нет, надо их ещё дополнительно унизить. Под действие этого параграфа рискует попасть и мой самый близкий друг - czerniec, для которого попытка самоубийства закончилась потерей одной ноги и обеих рук.

Если государство снимает маржу с продажи алкоголя (а в Беларуси ещё и некачественного алкоголя - т.н. «чернил») и, с недавних пор, снова открыто его рекламирует - оно должно нести ответственность за трагические последствия алкогольного опьянения.

Если наркомания - болезнь, и во многом болезнь социальная, государство не имеет права снимать с себя обязательства в отношении ставшего инвалидом наркомана.

Не говоря уж о членовредительстве. В какой тяжелейшей ситуации должен находиться человек (чаще всего, именно «благодаря» государству), чтобы покалечить себя до инвалидности I-ой группы!

А исключение тех, кто стал инвалидом «в результате противоправных действий» ясно, куда целит. Не ходите, граждане, на демонстрации - отметелят, и поделом, потом всю жизнь будете на аптеку работать. Впрочем, эту норму можно трактовать двояко, поскольку здесь не оговорено, вами или в отношении вас совершались противоправные действия. Изнасиловали? Покалечили? Сам(а) нарвался(-сь)! Виктимность - это всё равно что наркомания с алкоголизмом.