Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Я злой

«Горько!» — научить креаклов родину любить

Философский факультет научил меня всегда ставить под сомнение собственные убеждения.

Иногда это приносило большую пользу. Так, до поступления в университет я был уверен, что в обычном подсолнечном масле содержится много холестерина. Иначе зачем писать на некоторых бутылках с маслом, что здесь его нет? И еда в макдональдсе вредная именно по этой причине - там всё жарят на неправильном подсолнечном масле.

Мне даже в голову не приходило перепроверять случайно сложившиеся убеждения. Тем более что до появления интернета делать это было не так уж просто.

Привитые университетом навыки критического мышления и появление гугла кардинально всё изменили. При себе я оставил небольшой набор убеждений, которые менять просто не хочется, во всём остальном никогда не уверен и ничего не берусь утверждать наверняка. А если берусь, то в порядке предположения.

Это ужасно неудобно. Кроме того, что на перепроверку тратится куча времени, всё оказывается слишком неоднозначным, запутанным и относительным. В итоге легче просто отказаться от какого-либо суждения, чем пытаться сформулировать «объективно верное».

Ладно бы это касалось только принципиально нерешаемых вопросов вроде существования бога или оценки роли революции 1917 года. А то ведь даже о фильме «Горько!» нельзя просто так взять и сказать: по-моему, это полное говно. Мало ли что по-твоему. Вон умные люди говорят, что вовсе не говно. Может, ты находишься во власти предрассудков, что-то упускаешь из виду и т.п.

На этот раз я решил не сдаваться. Очень уж сильное впечатление, что всё-таки говно. А когда говно проглатывают, считая его чем-то другим, могут быть дурные последствия.

***

Некоторые считают фильм «Горько!» сатирой.

Если сатира, то на что? Сатира замахивается или сразу на действительность, или на какие-то значительные социальные явления. Здесь сюжет не выходит за рамки как бы традиционного для России празднования свадьбы, со всеми её куражными вывертами. Для сатиры мелковато. Ни метафоры, ни обобщения режиссёр из него не делает.

Сатира была в «Свадьбе» Лунгина. Когда в нищий шахтёрский город приехал бывший комсомольский начальник, ныне глава корпорации «Росуголь», за сбежавшей от него содержанкой. Она решает выйти замуж за свою детскую любовь, теперь молодого шахтёра, чтобы отомстить бизнесмену, не женившемуся на ней. Перед бизнесменом вьются в полупоклоне все, от священника до начальника милиции. Алчный мент решает состряпать на жениха дело, благо повод есть, чтобы упечь его лет на восемь, угодить бизнесмену и получить перевод в Москву.

Или вот ещё говорят, что «в жизни всё так и есть».

Ой, не знаю. Сейчас, когда каждый второй брак заканчивается разводом, серьёзное отношение к нему почти утрачено, да и родственные связи ослабли, сотню разношёрстных гостей вряд ли соберёшь, масштабные разгульные свадьбы должны быть уходящим явлением. Разве что кавказцы за олд скул держатся.

Но даже если здесь «всё как в жизни», какой смысл за сырой жизнью в кинотеатр ходить? Лучше ролики на ютубе по запросу «свадьба» смотреть. Всяко ближе к документальной достоверности.

Да и тема пьяного разгула в российском кинематографе раскрыта столько раз, что впору закрывать. Рогожкин, по-моему, её окончательно исчерпал. Герои Крыжовникова к ней уж точно ничего не добавляют. Удивительных чудес не происходит. Понимания между разноязыкими людьми не возникло, книгу медвежонку о вреде употребления алкоголя в раннем возрасте никто не читал. Так себе погуляли, на троечку. А смотреть на заурядные телодвижения сильно пьяных людей просто скучно.

Радость и шок узнавания правды жизни когда-то вызывала «Маленькая Вера». Впервые на экране была показана повседневно-бытовая жизнь замордованных конвейерным существованием простых людей в её грубой материальности и, как выразилась кинокритик Татьяна Москвина, «варварской прелести». Показана с поразительной убедительностью.

«Маленькую Веру» почему-то нередко вспоминают, когда пишут про «Горько!». Потому что тоже провинциальный приморский городок? Других параллелей с эпохальным шедевром Василия Пичула у «Горько!» нет.

Конфликт отцов и детей?

Анемичная невеста, сотрудница службы протокола газовой компании, не хочет отмечать свадьбу в ресторане, не хочет петь Лепса и Михайлова. Хочет на морском берегу с театрализованной постановкой по мотивам мультфильма «Русалочка». Её отчим, салдофонистый провинциальный чиновник, навязывает молодым олдскульный формат. Но это всё, что он способен навязать - стилистику праздника. Да и то только потому, что у него деньги есть, а у них нет, но гульнуть хочется.

Из Веры прёт и не находит выхода нутряная энергия молодой жизни. Она шутит, валяясь на пляже с любовником, про «нашу цель - коммунизм», только к его строительству её энергию теперь не приложить. Всё, что можно было, уже построили. Вот он, здесь - в тесной панельке, где мать мечется между кастрюлями и банками, а отец отводит душу за бутылкой водки с мечтой завести кроликов и зажить наконец.

Родители Веры не просто носители какой-то жизненной модели, они воплощают собой советскую жизнь. Её любовник, пришелец не пойми откуда, прожигает их насквозь холодным огнём презрения. То есть саму советскую жизнь презирает в лице простого человека с его немудрящими жизненными практиками. За что и получает от тестя удар ножом.

Конфликт такого драматического накала в современной жизни не найти. Даже если родители будут сторонниками «Единой России», а дети - Навального, всё равно не то.

Конфликт для комедии отыскать проще. Взять и сделать родителей молодых людьми разного достатка и социального уровня, например. Режиссёр так и сделал. Вот только забыл - зачем. Едва обозначенная между ними разница мгновенно стирается, будто её и не было.

Зато из двух стилистически разных свадебных торжеств, которые молодые попытались провести в один день, вместо комического эффекта режиссёр выжал... патриотический.

Хоть молодая и захотела поиграть в «Русалочку» в клубе, принадлежащем государствообразующей отрасли - газовой компании, есть в этой альтернативной свадьбе что-то отчётливо «креативное» и «белоленточное». Здесь бы органично смотрелись Ксюша Собчак с Ильёй Яшиным.

Когда сюда врывается пьяный тагииил с первой свадьбы, блюёт, ломает мебель и, дав в морду диджею, ставит «Одиночество - сволочь» вместо заграничных тыц-тыц и унца-унца, это не нашествие варваров. Это торжество традиционных ценностей и победа народного духа над чуждым нам образом жизни. А что жених в морду тестю дал, так это ж милое дело на свадьбе. Тесть только зауважал затя. Хоть стало понятно, что он не гей какой-нибудь, за которого при первой встрече его падчерица приняла.

В разгар веселья их там всех без разбора, гламурных и сермяжных, «постелил» спецназ. В «Свадьбе» Лунгина отряд милиции приходил арестовывать жениха, так шахтёры с ними в драку ввязались. Слышь, говорят, сейчас время другое - свобода, где ордер на арест?! Отбили его. Здесь как миленькие мордой в пол лежали.

Ну, в двухтысячном было одно другое время, а сейчас другое другое.

Наутро они все были одной семьёй. Пели вместе «Натали», невеста первой затянула. Того самого Лепса, «любимого певца Путина и всей страны» (Песков). Спецназ научит родину любить.

После того, как я в узком кругу заявил, что всё это свинство и омерзительно, мне посоветовали посмотреть фильм «Wesele» (та же «Свадьба») Войцеха Смаржовского. С намёком, что западнее Беларуси на свадьбах творится то же самое, что и восточнее.

Да я совсем не про то, что творится на свадьбах, я о том, что в фильмах творится.

У «Wesele» есть два существенных отличия от «Горько!». Сама свадьба там, пожалуй, ещё более разгульная и похабная, но она выполняет роль фона для развития трагикомического сюжета, её показывают как бы боковым зрением. В «Горько!» это и есть сюжет. В «Wesele» наказывается порок и торжествует любовь. В «Горько!» торжествует какое-то ленивое и сентиментальное смирение.

А главное, когда пьяные гости поют в «Wesele» патриотическую песню «Nie rzucim ziemi skąd nasz ród!» («Не оставим земли, откуда наш род!»), зрителя разбирает самый сильный за весь фильм приступ здорового смеха. Думаю, будь я поляком, смех был бы ещё сильнее.

Сравните с тем, что пишет кинокритик Антон Долин из журнала «Афиша»: «И когда все хором, со слезами уже не растерянности, но любви, всё-таки запевают треклятую лепсовскую „Натали“, сам себе не веря, начинаешь подпевать. И все печали утолены».

По сути, кинокритик Долин предлагает вернуться в то блаженное состояние, когда надпись «Без холестерина» на купленной бутылке подсолнечного масла может вселить уверенность, что ты ловко избегаешь инфаркта и атеросклероза.
Suur Toll

Сааремаа. Большой Тылль

На выбор страны для исследования, в которую я теперь неожиданно влюбился настолько, что готов туда уехать, повлиял незначительный фактор — мультфильм эстонского режиссёра Рейна Рамаата и художника Юри Аррака по мотивам эстонских народных сказаний о Большом Тылле. Спасибо тебе, czerniec, за наводку.

Если мультфильм смотреть лень или трафик не позволяет, взгляните на книгу, иллюстрированную тем же художником. Она того стоит.

Обычно журналисты исследуют страну в её столице. Мне такой подход не по душе — все столицы мира во многом похожи, местного колорита в них мало. Только времени на подготовку поездки у меня было в обрез, да и единственный автобус шёл в Таллинн, поэтому я тоже мог там оказаться. И ещё неизвестно, смог ли оттуда выбраться потом. Но Большой Тылль звал меня на остров Сааремаа, место своего обитания. Я соскочил ранним утром с автобуса Минск-Таллинн посредине бог знает чего и отправился туда на перекладных.

Дух оказался тем самым, которого я и искал, хотя со времён Большого Тылля остров сильно цивилизовался. Однако мне не удалось привезти оттуда даже самого завалящего сувенира с Большим Тыллем — их там попросту нет. Не везде даже понимали, чего я от них хочу. Suur Tõll? Не, не слышали. В одном месте, где я спросил по-английски какую-нибудь фигурку или майку с его изображением, ухватились за слова «suur» и «t-shirt», отправив меня в отдел маек больших размеров. Ездят на остров в основном эстонцы и финны, поэтому с английским и русским там не очень. Хорошо хоть в одном месте мальчик лет шести, посетитель отдела игрушек, бойко шпарил по-английски и переводил продавщицам. Но и там только качали головами. Человек-паук есть, Спанч Боб есть, Большого Тылля нет.

Не расстерялась девушка-продавец в маленькой сувенирной лавке. А вот он, говорит. Показывая на майку с изображением какого-то дикого бородотаго викинга в шлеме с рогами, с топором и при этом на харлее, едет прямо по черепам. Нет, говорю, это не он. Это, отвечает она, смотря как посмотреть. Сын не поймёт, настаиваю я, он его совсем другим знает. Глядит неподвижно своими островными глазами, сложив руки на груди: ну, дескать, если вы такой раб условностей, ничем не могу помочь.

Местный ремесленник на рынке предположил, что нельзя вот так просто взять и начать делать узнаваемые фигурки или изображения Большого Тылля — надо с художником договариваться, платить ему что-то за авторские права.

Я написал местным журналистам по возвращении алармистское письмо: что ж это делается? я ради Большого Тылля на остров приехал, сыну обещал сувенир привезти, а тут...

Мне ответили из газеты «Meie Maa»: «Хорошее замечание! Возможно, ваш сигнал заставит наших ремесленников изменить отношение к Большому Тыллю, которого они считают локальным героем, неизвестным за границей, поэтому непригодным для сувениров... Но откуда вы в Беларуси знаете старый эстонский мультфильм восьмидесятых годов? Это просто удивительно! Мы обещаем, что сделаем всё возможное, чтобы поставить этот вопрос на уровне городского совета. И конечно напишем заметку в своём издании».

Так что есть шанс, что у меня получится победить тлетворное влияние глобализации на отдельно взятом острове.

Впрочем, несмотря на отсутствие сувениров, в Курессааре всё-таки есть памятник Большому Тыллю и его жене Пирет. Обратите внимание на милую маленькую рыбку, выпавшую из лодки с уловом. Фото без меня, со мной остались на карте памяти где-то на эстонской земле.

Увы, скульптор увидел легендарную пару как-то раблезиански, но хоть что-то.

Collapse )
Я злой

«Прошу слова»: Скорее головы канарейкам сверните, или Смерть утопии

В комментариях к предыдущей записи некоторые товарищи утверждали, что СССР рухнул исключительно из-за проблем в экономике.

На этот счёт есть сомнения.

Во-первых, по ключевым макроэкономическим показателям Россия и примкнувшая к ней Беларусь, например, достигли закатного советского уровня только в нулевых. Во-вторых, если бы такого рода экономические проблемы обязательно приводили к развалу отдельно взятой страны, мы наблюдали бы чехарду изменений на политической карте мира из года в год. В-третьих, экономические проблемы Северной Кореи и Кубы всяко серьёзнее, а они живут себе и живут.

В отличие от Кубы и Северной Кореи, СССР был лоскутной империей. И как многие другие лоскутные империи прошлого, его разодрали межнациональные противоречия. Или политическая игра местных элит на раздутых межнациональных противоречиях, всё равно. Но для того, чтобы эти противоречия могли возникнуть, должны были ослабнуть скрепы, которые до тех пор обеспечивали империи единство.

Америки я не открою. СССР был уникальной империей, державшейся не на сильной и богатой метрополии, а на обращённой в будущее идее. Когда идея затухает и перестаёт быть материальной силой, такая империя с неизбежностью будущего лишается.

По некоторым сведениям, Юрий Андропов вынашивал план упразднения советских (национальных) республик. Толковый ход. Гомогенизированная империя могла бы обойтись и без сверхидеи, сохранившись на «естественных» основаниях. К счастью или к сожалению, но не сложилось. А могло сложиться или не могло — пустое гадание на к.г.

Итак, в смерти СССР нужно винить дряхление и угасание лежавшей в его основе идеи.

Я вырос в особой семье, моя мама работала в системе идеологического преподавания. Не с холодным носом работала, с душой, искренне веря в то, чем занимается. Поэтому раньше мне казалось, что идея внезапно умерла в самые последние годы существования СССР, когда мама перестала в неё верить. И я следом за ней.

Фильм Глеба Панфилова «Прошу слова», снятый в 1975 году, заставил от этого субъективизма отказаться. Идея была мертва до моего рождения. Ничего удивительного, что другие дети косо на меня посматривали, когда я читал «Рассказы о Ленине» году эдак в 86-ом.

Сейчас об этом фильме можно встретить диаметрально противоположные отзывы. Одни воспринимают его как лебединую песню коммунизма, другие - как махровую антисоветчину.

Конечно, песня. Да ещё какая! «Кто жизнь в бою неравном не щадит / С отвагой к цели кто идёт / Пусть знает: кровь его тропу пробьёт / Вперёд, друзья, вперёд, вперёд, вперёд»

Не замыленная, ещё декабристская, потому звучит свежо и духоподъёмно даже для перекормленного революционными песнопениями советского человека. Это лейтмотив главной героини, партийного работника, председателя исполкома Златограда в исполнении Инны Чуриковой. Убеждённой, пламенной, с мечтой построить «город-сад».

А выглядит она какой-то неотмирной, на грани юродства и комичности. И не потому, что это Чурикова. Просто всё, приехали, был коммунизм, да весь вышел. В семье, с подчинёнными на работе, на фоне окружающей действительности эта последняя революционерка оказывается безнадёжно чужой, заблудившимся пришельцем из прошлого. Чья песенка давно спета.

Первый раз песня «Вперёд, друзья!» звучит над постелью умирающего старого большевика. Председатель пришла к нему с делегацией его ровесников, чтобы вручить орден. Есть соблазн увидеть здесь недвусмысленный крамольный намёк режиссёра на то, что ваше место в могиле, товарищи коммунисты. Глупости. Героиня Чуриковой — прямая наследница этих стариков, зелёный побег. Режиссёр как бы говорит нам: не высохла смоковница, рано её рубить!

Председатель мечтает соединить мостом два берега реки, на одном из которых стоит, задыхаясь, подведомственный ей город. Для этого нужны деньги, а деньги у центра. Она заготовила проникновенную речь с цитатой из Маяковского, чтобы убедить московское начальство. Но оно остаётся глухим к её просьбам, обещая рассмотреть вопрос в следующей пятилетке.

Вернувшись в свою квартиру, председатель заводит магнитофон: «Угрюмый лес стоит вокруг стеной / Стоит, задумался и ждёт / Лишь вихрь в груди его взревёт порой / Вперёд, друзья, вперёд, вперёд, вперёд...» Переодевается в домашний халат, берёт ведро, тряпку и драит пол. Остервенело делает под песню декабристов «бабскую» работу, которой всегда до этого принципиально избегала. Для такой работы есть комбинаты бытового обслуживания и муж, футбольный тренер и законченный мещанин. Ах, вы так? Нате, получите! Не дают строить «город-сад», буду драить пол. Меня не сломить, я готова унизиться, но от своего не отступлюсь.

Смотришь и понимаешь: нет, друзья, никакого «вперёд» не будет. Организация «нормального» быта не нуждается в революционном пафосе и энтузиазме. С выполнением такой посюсторонней задачи, неважно, пол помыть или мост построить, легко можно справиться без них.

Ты борешься за улучшение быта трудящихся, говорит матери-председателю её сын. Так давай наш быт улучшим, построим дачу («такую, как у Витьки»), а то снимут тебя с должности, казённую дачу-то отберут... Про новое меркантильное поколение не один фильм снимут в конце восьмидесятых — начале девяностых. Предъявят обществу каких-то совсем уж циничных и беспринципных деляг. Этого парня циничным и беспринципным не назовёшь, обыкновенный он, «нормальный». Не на преступление ведь предлагает идти, брать взятки или пилить бюджет, просто пользоваться предоставленными жизнью возможностями себе во благо. Что тут такого?

Отец его такой же. Обыкновенный. Вбегает в комнату, услышав рыдания жены: что такое?! «Они Альенде убили!» А-а, я думал, может, с бабушкой что-то...

Не только сейчас, я уверен, тогда тоже абсолютное большинство зрителей сочло бы нормальной его, а не её переживания. И это — смертный приговор СССР. Приведённый в исполнение через 16 лет после выхода фильма «Прошу слова».

Чтобы этого не случилось, мальчика надо было тогда убить на месте. Иначе никак.

Режиссёр честно это показал. Вложив мальчику в руки случайно найденный пистолет, зарядив его мамиными патронами — она была отличницей стрелковой подготовки — и случайно выстрелив прямо в мозг. Под канареечную песенку «Ob-La-Di, Ob-La-Da». Эта и другие песни «Beatles» потом будут сопровождать в фильме разные сцены обывательской жизни.

С убийства мальчика фильм начинается. Мы только в конце понимаем, что это не просто несчастный случай, а умышленное убийство. Мать расправляется со своим нерадивым отпрыском.

«Опутали революцию обывательщины нити.
Страшнее Врангеля обывательский быт.
Скорее
головы канарейкам сверните -
чтоб коммунизм
канарейками не был побит!»

И прямо с похорон идёт на работу, где её сегодня, конечно, никто не ждёт. Исполненная решимости разрулить вопрос о недопоставленных кому-то трубах. Ничего, у неё дочь осталась, она пошла в мать.

Я уверен, тот, кто понял, в чём соль фильма, содрогнулся от ужаса ещё тогда. Большинство зрителей, скорее всего, ничего не поняло, только посмеивалось над нелепой ответственной работницей, рыдающей над известием о смерти далёкого Альенде. Кому могло прийти в голову, что это она переживает о судьбах мира. Или вовсе решили, будто это про то, что баба семьёй должна заниматься.

Но если эта героиня не комична, значит, надо убить мальчика. И папашу его, футбольного тренера, который просит выделить квартиры вне очереди его игрокам, чтобы не разбежались, и драматурга, «зациклившегося» на недостатках — вместо того, чтобы давать зрителю положительные примеры. И вообще, добрую половину всех действующих лиц.

Вы бы нажали на курок? Заради улучшения быта трудящихся, а?
Я злой

«Настоящая причина смерти Александра Долматова»

Кто-нибудь знает, что собой представляет некий «CIVITAS - вестник гражданского общества»? На сайте этого проекта появилась очень странная заметка под названием «Смерть Кибальчиша», якобы раскрывающая «настоящую причину смерти Александра Долматова».

В заметке нет ни имён, ни фактов. Только ссылка на «хорошо информированных европейских коллег-юристов», непонятно даже, голландских или каких-то общеевропейских. Может, вообще на белорусских, они ведь в центре Европы живут.

«Выяснилось, что узнав о профессии Долматова, его делом занялся представитель спецслужбы. Я знаю, какой именно, но упоминать здесь об этом не стоит, так как вряд ли многие из читателей сумеют назвать хоть одну спецслужбу этой страны. Однако, что при этом курил новоявленный Джеймс Бонд, можно догадаться, исходя из местной специфики. В сочетании со злоупотреблением фильмами про шпионов это может сыграть злую шутку.

Долматову было предложено участвовать в ракетной программе Нидерландов. Существует ли такая программа, доблестный разведчик сам не знал. В стране и без того развернуты Томагавки, Пэтриоты и всё, что требуется.

Разведчик секретов тоже не знал, он работал с территории, и понятия не имел, что все, что Долматов знает – давно не секрет. К своему несчастью, этого не знал и Долматов, который совершенно логично полагал, что если он – носитель секретов, то в процессе своего участия в (мифической) ракетной программе так или иначе выдаст местным коллегам уровень своей осведомленности.

Ещё немного покурив, разведчик высмотрел в старом голливудском фильме блестящую двухходовую комбинацию и решил поиграть в больших мальчиков. Он заявил Долматову, что может слить российским спецслужбам дезинформацию, будто Александр поёт, как канарейка, и если тот и после этого не согласится на сотрудничество, то обеспечит депортацию бедняги обратно в объятия ФСБ...»


И т.д. и т.п.

Адский трэш. У нас таким стилем пишет заметки «Советская Белоруссия».

Но на неё - уже как на доказательство - ссылаются в письме голландскому посольству, требующем разобраться и наказать. Под письмом две подписи: Татьяна Волкова, юрисконсульт Общероссийского общественного движения «За права человека», и Евгений Ихлов, ответственный секретарь Общественного Экспертного совета Общероссийского общественного движения «За права человека».

Что это за люди, кто-нибудь их знает?

Сейчас ссылки на CIVITAS пошли в народ с подачи Эдуарда Лимонова, их активно таскают в зубах гебешные мурзилки.
Я злой

«Хоббит». За восстановление стабильности

Интересно, кто придумал сделать премьеру «Хоббита» в наших краях именно 19 декабря, в этот бесповоротный день новейшей белорусской истории? Не иначе, тайком договорились с владельцами «Metro Goldwin Mayer». Кинокомпанию основали выходцы из Минска, так что должны быть какие-то подвязки.

«Хоббит» мне сразу пришёлся не по душе, только я не сразу понял, в чём причина. Наконец дошло: в основу сюжета положена ностальгия по стабильности в отдельно взятом гномьем королевстве и желание её восстановить. На экране показывают королевские закрома, ломящиеся от золота, потом короля с сыновьями, и говорят: вот, мол, была экономическая и политическая стабильность, росли золотой запас и наследники престола...

Правда, короля обуяла алчность, что стало причиной привлечения дракона, но на этом режиссёр не акцентируется, он больше о стабильности вздыхает, которую надо вернуть.

За этот местнический интерес как-то не получается всей душой болеть.

"Аватар": возвращение в виртуальный рай.

Оригинал обзора - коллективной рецензии (на белорусском языке).

***

Когда я вместе с остальным миром - вернее той его частью, где есть кинотеарты - смотрел фильм Джеймса Кэмерона "Аватар", во время просмотра у меня крутилась в голову первая фраза возможной рецензии: "Будь "Аватар" снят в России, его обязательно заклеймили бы как русофобский, вредный и подлый фильм". Ну, потому что "наши" в нём оказываются плохими, а "ненаши" - хорошими, хотя всем ведь понятно, что должно быть наоборот! Это допущение неявно подразумевало, будто американскому зрителю подобное восприятие не может быть свойственно, потому как он способен воспринимать критику собственного государства, не приравнивая её к "очернению" страны. Я ошибался. Один из главных вопросов, которые обсуждаются в американских СМИ, форумах и блогах после выхода "Аватара" на экраны: не анти-американский ли это фильм?

ПРЯМАЯ ПОДДЕРЖКА МИРОВОГО ТЕРРОРИЗМА. АВАТАР АКБАР!

Ещё бы не возникнуть этому вопросу! Как заметил блогер costya: "Кажется, в Голливуде такого ещё не снимали: Америка проигрывает, и главный герой, которыё её предаёт, - положительный. В отличие от многочисленных предыдщих блокбастеров, "Аватар" призывает американцев отказаться от мессианской экспансии и начать уважать другие народы. Более того, проводится идея, что если навалиться всем миром, можно победить супер-технологичную Америку. Пряма поддержка мирового терроризма. Аватар акбар! Средний американец от такой идеи впадёт в ступор и начнёт звонить в полицию... А чего стоит сцена, где американцы, поверженные и пленённые, понуро бредут к своему кораблю - убираться восвояси, и при этом даже не обещают ублюдкам вернуться!"

Collapse )

Эпоха прекрасных и ужасных идиотов.

«Петя по дороге в царствие небесное», реж. Николай Досталь, 2009 г., гран-при 31-го ММКФ

Николай Николаевич Досталь – гениальный режиссёр фильма «Облако-рай». Умри он вскоре после его съёмок, о нём могли бы сказать высоким штилем как о «комете, которая ослепительно вспыхнула, на миг озарила всё вокруг и угасла, оставив после себя кромешную тьму…». И это, пожалуй, не было бы преувеличением. «Облако-рай» - последний шедевр советского кинематографа. Сразу за ним наступили годы беспросветного мракобесия «российского кино».

Николаю Николаевичу не повезло, он не умер. И кино не бросил, что могло стать компромиссным вариантом. Переплюнуть собственный шедевр или даже снимать на уровне заданной планки – задача не из лёгких. Николай Николаевич поступил разумнее - взял да и снял «Маленького гиганта большого секса». Разом избавившись от обременительного груза гениальности. После этого можно было уже снимать всё что угодно, хоть телесериалы. Чем он и занялся в нулевых. Но гениальность, её ж так просто не профукаешь, обязательно вылезет наружу. Видимо, после «Штрафбата» Николай Николаевич решил, что так дальше жить нельзя. Был же он когда-то гением, в конце концов. Его пробудившийся гений пошёл на риск, сняв продолжение «Облако-рая». Затея авантюрная. «Облако-рай» казался фильмом настолько законченным, что добавить к нему ничего нельзя, можно только испортить. А Досталь рискнул и выиграл. Местами, конечно, проглядывал режиссёр телесериалов, однако история приобрела дополнительный объём. Первый фильм вольно или невольно оказался живой метафорой времени надежд, картинкой страны, возбудившейся в предвкушении перемен и снявшейся с якоря. Второй – её портретом «пятнадцать лет спустя». Где она опять застыла в сером полусне, расцвеченном отдельными яркими пятнами китайского ширпотреба. И всё это без какого-либо навязчивого идеологического «мессиджа», фильм вроде как вообще не о том, просто в нём сама реальность говорит о себе.

«Петя» - прямой родственник «Коли». Но сработанный значительно более топорно. Там метафора естественно и случайно вырастала из художественной реальности произведения, а здесь – предшествовала ей. То есть вначале был мыслительный конструкт-скелет, на который потом только попытались нарастить художественное мясо. Это сильно навредило фильму, имевшему все задатки для того, чтобы стать шедевром.

Действие фильма разворачивается в 1953-м году – незадолго до смерти Сталина – в рабочем посёлке Кандалакша. До и после Сталина люди как-то ухитрялись жить сами по себе, своими частными жизнями, вечными вопросами и проблемами. Ну, там, «на фоне исторических событий» разве что. А в этом промежутке они обычно вытеснены на задний план, придавлены Эпохой. Как-то так получается, что если о сталинском времени, то обязательно об Эпохе, а не о людях. Эпохи же намного менее интересны, чем люди, согласитесь.

Collapse )

Белорусское телевидение. Brainkilling.



«I рэк i азёраў мы маем зашмат, а мораў няма, акiянаў няма...» (И рек и озёр у нас до фига, а морей с океанами нет ни фига). Эта начальная строчка замечательной песни «Марскi чалавек» даёт ответ на вопрос, почему на белорусском телевидении снимаются такие фильмы, как «Молодой фронт. Kidnapping».

Кроме того, что море даёт ощущение бескрайнего горизонта и свободы, оно также является поставщиком морепродуктов. Богатых «микроэлементом интеллекта» - йодом. Дефицит которого в организме грозит необратимым снижением умственного развития, вплоть до кретинизма. Биология, ёлы-палы.

В Беларуси же и без того потребление рыбы и морепродуктов было значительно ниже среднеевропейского, а из-за кризиса белорусы стали есть рыбу ещё меньше. Нет ничего удивительного, что именно сейчас, в условиях обострившегося йододефицита, БТ разродилось этим шедевром политического поп-трэша.

Скажем без ложной политкорректности: этот фильм снят кретинами, в расчёте на кретинов и способствует дальнейшей кретинизации телеобывателя.

Вообще, если в чём-то и обвинять белорусский режим, то это в игре на самых низких струнах народа и пренебрежении всеми остальными, в результате чего эти последние расслабились и пришли в негодность.

Наиболее актуальной формой протеста в сегодняшней Беларуси является смена диеты. Белорус! Помни: сокращая в рационе морепродукты, ты рискуешь стать лёгкой добычей режима!

Будучи по отцовской линии потомком крестьян, не знающих моря, я сам больше люблю бульбу со шкварками. А морскую капусту терпеть не могу, не понимая, как это вообще можно есть эти водоросли. Тем не менее, после просмотра фильма заставил себя «через не могу» принять её. В качестве антидота.

Collapse )

«Обитаемый остров». Массаракш!

«Обитаемый остров», реж. Фёдор Бондарчук, 2008 год.

Некогда великая империя катилась к гибели, погружаясь в хаос. Однако группе молодых эффективных менеджеров («Невидимых Отцов»), в основном из числа военных, удалось предотвратить процесс распада, взяв власть в свои руки. Они привели страну к относительному социально-экономическому благополучию и стабильности, благодаря чему их популярность в народе чрезвычайно высока. Тем не менее, внешнее положение страны остаётся напряжённым. Она окружена кольцом враждебных государств – своих бывших провинций, которые вынашивают против неё агрессивные планы и время от времени устраивают провокации. Есть и более могущественный враг – Островная империя, владеющая мировым океаном. Все они оплачивают деструктивную деятельность пятой колонны внутри страны – «выродков». А с южных границ страна подвергается постоянному нашествию орд полудикарей без документов. Внутригосударственный порядок поддерживается при помощи ментальных гиперболоидов, суть воздействия которых состоит в том, чтобы лишить облучаемого способности к критическому мышлению. «Выродки» легко распознаются по атипичной реакции на излучение: если нормальные люди, подвергаясь ему, впадают в патриотический экстаз, то «выродков» начинает жестоко ломать.

Не брезгуют «Невидимые отцы» и совершением терактов руками подпольщиков в политических целях. А также чисткой собственных рядов: в начале фильма на заседании правительства пускают пулю в затылок руководителю Департамента общественного здоровья.

Ничего не напоминает? Ну, с заслуженным козлом отпущения Зурабовым, конечно, помягче обошлись, в остальном же – один к одному. А вот Фёдор Бондарчук, похоже, не увидел здесь никакого сходства. Сложно поверить, чтобы член Общественного Совета «Молодой Гвардии Единой России», чей предыдущий фильм был удостоен высочайшего просмотра, вдруг оказался фрондёром. Не мог он не понимать, что в случае чего у партии найдутся возможности подыскать для «9-ой роты» другого режиссёра. Collapse )