Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Suur Toll

Цены на картофель на рынке в Тарту

Интересно сравнить, сколько сейчас стоит картофель у вас на рынке. Как оказалось, в картофельном белорусском королевстве для народа он стоит столько же, сколько на тартусском рынке, если не дороже.

potatoes in estonia
Я злой

В каждом, кто призывает к борщу, сидит маленький деспот

Итак, после своего исчезновения на территории Беларуси активистки FEMEN обнаружились не в отделении милиции, СИЗО, внутренней тюрьме КГБ или ином режимном учреждении, как можно было бы ожидать.

Разобраться с ними решили не по закону, а по адату, то есть по понятиям. Вывезли в лес, где угрожали и всячески издевались, облили головы зелёнкой, заставляли раздеваться догола, держать плакаты с фашистской свастикой, отрезали волосы ножом. Всё это снималось на видеокамеру.

Это может показаться (и кажется) неправдоподобной дикостью далёкому от белорусских реалий человеку, но у белорусов, знакомых с новейшей историей своей страны, недоверия не вызвало. Таких запугивающих вывозов в лес новейшая белорусская история знала немало. И за примерами изощрённого унижения личных врагов генерал-губернатора далеко ходить не надо - достаточно вспомнить давешнее грязное издевательство над одним из кандидатов в президенты, находящемся в заключении. Как по мне, дикость не менее неправдоподобная.

Почему расправились именно таким образом?

Административный арест - максимум, чем можно было наказать девушек по закону - не соответствует тяжести и глубине нанесённой личной обиды. Это для тех, кто просто подвернулся под руку не в том месте, не в то время.

Серьёзное уголовное дело в этом случае состряпать было бы не так просто даже для умелых белорусских правохоронителей. Да и нет в нём практического смысла, поскольку в долгосрочной перспективе FEMEN не представляют угрозы для режима.

А отомстить хотелось. Поступить с ними так же подло, как они, по мнению папаши Дювальенко, поступили с ним. Унизив и выставив на посмешище. Думаю, именно так он воспринял этот, в общем, невинный перформанс.

Чувства юмора папаша лишён напрочь. За все семнадцать лет его правления я не помню, чтобы он хоть раз пошутил. Смеются над нелепостями, которые у него случаются произвольно, сами собой, но шутить он не умеет. Как не умеет относиться с юмором к превратностям жизни и, тем более, к самому себе.

Вдобавок его отношение к женщине - тёмного домостроевского крестьянина. У которого в голове не укладывается, что «баба посмела». Председатель ЦИК Лидия Ермошина, тёмная домостроевская баба, верная своему хозяину, до сих пор изрыгает желчь на женщин, вышедших на митинг 19 декабря 2010 года: Они отвратительные матери, они скверные жёны, они недобрые, немилосердные люди. Поэтому - надо их быстрее призывать к борщу, детям, книгам и так далее... Ты не имеешь права в 9 часов вечера в воскресенье бросить своего ребёнка и болтаться где-то с мужиками. Ты женщина и мать. Нельзя доводить эмансипацию до абсурда.

«Призвать к борщу» - отличный готовый мем.

Если они испытывают такую злость к тем, кто просто вышел на митинг, представляете, каково их отношение к девушкам, посмевшим ещё и заголиться? «Проститутка», «шлюха», «потаскуха», «шалава», «блядь», в общем, всё то, что пишут в блоге FEMEN многочисленные безвестные призыватели к борщу.

С теми, кого тёмные домостроевские крестьяне считали таковыми, поступали примерно так же: срывали одежды, отрезали волосы, пачкали и т.п. Нормальная патриархально-консервативная практика.

Случай, ординарный для тёмной домостроевской деревни, - вопиющее варварство для европейской страны XXI-го века. Которое, по идее, не должно остаться безнаказанным. В другой ситуации я бы вас обязательно к чему-нибудь призвал, и совсем не к борщу. Но, понимая всю бессмысленность этих призывов, не стану. Вот разве что: ещё теснее сплотим наши ряды вокруг ППЦ!

Отдельно хочу пару слов сказать заблудшим, которые прославляют «крутые яйца» папаши Дювальенко - за то, что он первым сделал то, чего до него никто не смог сделать: поставил на место морально разложившиеся элементы!

Я не буду объяснять, что глумление над тремя девушками - мягко говоря, сомнительная доблесть. Вроде бы это и так должно быть понятно.

Заблудшие в глубине души всё понимают, но оправдывают произошедшее масштабом предотвращённой опасности. Что же, по их мнению, предотвратил папаша Дювальенко? Победное шествие разврата. Ни много ни мало.

Можно было бы их понять, будь это отряд каких-нибудь воинствующих монахов, которые изнуряют себя аскезой, ведут духовную брань с соблазнами и ото всех остальных ждут того же. Но нет, это рядовые лже-юзеры, которые грязно матерятся и живут от одних «пятничных сисек» до других. Нормально они отнеслись и к выступлению Кати Самбуки в Минске, я проверял. Агросекс на Октябрьской площади для членов БРСМ тоже не вызвал у них претензий. Разве что эстетического характера.

В чём же дело? Почему Катя Самбука и «агросекс» будто бы не несут угрозы «общественной морали», а FEMEN несут? Хотя последние прямого отношения к «разврату» вовсе не имеют, в отличие от.

Ответ очевиден. Катя Самбука и любые «пятничные сиськи» выполняют служебную роль, они существуют для удовлетворения человека, то есть мужчины. Тогда как FEMEN используют свои сиськи не пойми для чего, но уж точно не по прямому назначению.

Так что вопросы морали тут ни при чём. Вернее причём, но в том смысле, в каком мораль имеет отношение к системе иерархии и власти. Борясь против FEMEN, эти разъярённые саблезубые хомячки борются не за охрану материнства и детства, целомудрие и чистоту нравов, а за свою власть над женщиной. Которая в лице активисток FEMEN вышла из-под контроля.

Отнюдь не случайны многочисленные пожелания в их адрес быть изнасилованными сотрудниками белорусского КГБ или кем угодно ещё - это значит от них хотят, чтобы они заняли своё подчинённое место, униженное положение.

В каждом таком «призывателе к борщу» сидит по маленькому папаше Дювальенко. Мужлану, насильнику и деспоту.

Продуктовая корзина на выходные.

Оставшись на выходные один со старшим сыном, как главный добытчик я пошёл в ближайший магазин за продуктами. И приволок домой в зубах:

Цыплёнок (2 кг)
Приправа Maggi "для сочной курицы с травами" (1 уп.)
Картофель (2 кг)
Морковь (300 гр)
Две банки фасоли в томатном соусе (по 500 гр)
Одна баночка грибов (500 гр)
Салями (300 гр; куплена для фасолевого супа по причине отсутствия в магазине мяса)
Хлеб чёрный, нарезанный (450 гр)
Масло сливочное (200 гр)

Этот бесхитростный и грубоватый набор обошёлся мне в сто тысяч белорусских рублей или пятнадцатую часть средней белорусской зарплаты. Продуктовая корзина могла бы быть здоровее, но вот значительно дешевле - едва ли, скорее наоборот.

А что купили на выходные вы и во сколько вам это обошлось?

Закусить перед смертью.

Британское издание Telegraph.co.uk (за наводку выражаю благодарность тов. malishevsky) опубликовало фотоснимки с последней трапезой девяти приговорённых к смертной казни, меню которой традиционно составляется по заказу самого смертника.

Взгляните:



Collapse )

Ухожу в народ!

В результате частично уже состоявшегося обрушения Вавилона обломками зацепило и мою семью. Наши доходы уполовинились. Перспективы мора и глада пока не маячат, но необходимость готовить отходные пути созрела. Прежде всего - запастись тушёнкой и патронами. Товарищ timhydr советует также приобрести мешок сахара. Он пишет: На самом деле мешок сахара это очень много. Мои питерские родственники 15 июня 1941 года купили мешок сахара, чтобы варить варенье. С вареньем не получилось, зато они ели этот мешок всю блокаду - по чайной ложке каждый день. Все остались живы (кто не погиб в окопах). Дальше - участок плодородной земли, козу, пару кроликов или кур, набор семян съедобных растений. Хорошо, если вы успели к этому времени собрать большую библиотеку: во-первых, будет что почитать и над чем подумать, когда высвободится свободное время, а во-вторых, книги пригодятся для растопки.

Параллельно стоит подыскать себе работу, которая в условиях развёртывания кризиса нужна будет дольше, чем нынешние популярные и модные специальности с заграничными названиями. Сегодня на такую работу с трудом подыскивают кандидатов, а завтра, может статься, отбоя от желающих не будет и вы останетесь за бортом.

Я себе такую работу нашёл - устроился работать почтальоном.

Ещё вчера эта профессия казалась уходящей в прошлое в виду всеобщей компьютеризации. Кризис может отсрочить её исчезновение. Глядишь, вы снова станете слать друг другу длинные бумажные письма, написанные неловким, расползающимся с непривычки почерком, вместо коротких мэйлов и эсэмэсок, и с нетерпением ожидать съестных посылок от счастливо сохранившихся родственников в деревне. Невероятно? Одной моей родственнице, поступившей в конце восьмидесятых годов прошлого века в московскую аспирантуру, это тоже, наверное, казалось невероятным. А вскоре она только и спасалась в голодной Москве (фантастическое словосочетание, да? а ведь так и было), что посылками из белорусской деревни.

Единственный трабл - нужно проходить медкомиссию. Чего я давно не делал, поскольку работал нелегально. Без каких-либо соцгарантий, но зато и без необходимости показываться людям в белых халатах. Для которых человеческое тело - скопище именований на мёртвом латинском языке, клоака болезней и потенциальный труп. И вообще, это не очень-то приятно, когда тебя рассматривают как объективированный предмет.

Сегодня мне сообщили, что у меня миопия обоих глаз, пора носить очки, пить рыбий жир, а ещё лучше - витамины «Витус — здоровые глаза» (вот, возьмите рекламку - последняя осталась, всем раздала!). Клёво же я буду выглядеть: лысый, в подтяжках, очках, источая лёгкий аромат рыбьего жира.

Допустим, от этого знания ещё есть какая-то польза. Меня действительно заставил призадуматься тот факт, что я ничего, кроме верхней строчки не вижу. Надо бы приналечь на морковь.

Но что мне даст встреча с наркологом и психиатром? А главное, что она может дать работодателю?

Будь я законченным алкашом или торчком, это и без нарколога было бы заметно. А вот придёт к наркологу, допустим, заядлый курильщик травки, которому ни в коем случае нельзя доверять чужие письма, не говоря уж о пенсии для стариков. Хорошо если он к вечеру их доставит по назначению. Пока каждым подснежником не налюбуется, каждое письмо не прочтёт - приколоться, ведь не донесёт. Если же он засядет пересчитывать пенсию вместе с глухонемой и подслеповатой бабушкой - о, тут такое начнётся! Кто пробовал считать деньги в конопляном дурмане, тот поймёт. Нет, что вы, скажет марихуанер наркологу, не курю и другим не советую. Нарколог запишет: годен. Бедная глухонемая бабушка!

Или психиатр. Помню их по военкомату. Они там спрашивают, чем ворона отличается от самолёта. Нормального человека этот идиотский вопрос должен вогнать в ступор. Потому что нормальному человеку не придёт в голову, что его держат за идиота, спрашивая очевидное. Он начнёт задумываться, пытаясь осознать тайный смысл вопроса, погрузится в размышления, перестанет реагировать на внешние раздражители... короче, всё закончится смирительной рубашкой. Мой ребёнок ответил на этот вопрос так: «Самолет не умеет говорить, а ворона говорит КАРРРР!». Но это ребёнок, ему можно. Попробовал бы он ответить так же психиатру на медкомиссии! Закололи бы галоперидолом, как пить дать. Чтобы не выпендривался. Какой-нибудь дурень скажет: «Гы... ну, самолёт больше». А шизофреник, который ужасно боится показаться неадекватным, пространно пояснит: «Ворона - это вид птиц, отряд вороньих, на латыни называется Corvus corone; хищник, отчасти падальщик, в городе выполняет функцию санитара. Самолёт - механическое летательное средство...» Спасибо, скажет психиатр, можете не продолжать. Сочтёт больно умным, что, конечно, тоже подозрительно, но всё-таки проставит печать «годен», как и дурню. И опять-таки - бедная глухонемая бабушка!

Посоветуйте, амигос, что можно ответить, чтобы не прикидываться ни дурнем, ни шизофреником, но при этом тебе не выписали белый билет?

Теперь о главном. О последствиях такого поворота в моей жизни.

Минусы: С понедельника, если санитары меня не зафиксируют, я стану проводить у компьютера значительно меньше времени. То есть стану не только писать реже, но и читать (френдленту) - тоже. Впрочем, вы вряд ли заметите какие-либо перемены. Я и без того был нерадивым читателем и комментатором. Простите меня, грешного, друзья!

Плюсы: С моих текстов, иншаалла, спадёт налёт виртуальности, оторванности от мира живых существ. В них задышат почва и судьба. Кто-то из вас, дорогие френды, помнится, говорил, что круто было бы почитать блог доярки, но доярки, к сожалению, не ведут блогов. Я буду за неё! Поселковый почтальон не хуже доярки, по-моему.

И товарищ natovich перед тем, как уйти, громко хлопнув дверью на прощанье, корил и стыдил меня. Мол, вместо того, чтобы быть депутатом от «униженных и оскорблённых», стать «оголённым нервом» простого люда, я литературку кропаю.

Ну всё, теперь-то я донесу в интернеты сермяжную правду, держитесь! Эх, как невовремя ты ушёл, товарищ Натович.

Пьюти-фьют?

54 года и четыре дня назад, 13 февраля 1945-го, войска союзников, которые нам больше не союзники и мы с ними на одном поле цветочки собирать не станем, увлечённо начали сбрасывать лишний запас бомб, скопившийся за годы войны, на культурную столицу Германии - город Дрезден. Об этой бомбардировке лучше всего прочесть у Курта Воннегута, мир его праху, хоть он и американец, а значит нам не друг. Во время бомбёжки он находился в городе в творческой командировке по приглашению немецкой стороны в качестве военнопленного. И, чтобы не сидеть без дела, работал на фабрике, где выпускали сироп на патоке, на вкус напоминающий жидкий мёд с можжевеловым дымком. Сироп предназначался беременным арийским женщинам. А потом:

Наверху бушевал огненный ураган. Дрезден превратился в сплошное пожарище. Пламя пожирало всё живое и вообще всё, что могло гореть.
Когда американцы и их охрана вышли наружу, небо было сплошь закрыто чёрным дымом. Сердитое солнце казалось шляпкой гвоздя. Дрезден был похож на Луну - одни минералы. Камни раскалились. Вокруг была смерть.
Такие дела.

Охрана велела американцам построиться по четыре, что они и выполнили. Их повели к хлеву для свиней, где они жили. Стены хлева были ещё целы, но крышу сорвало, стёкла выбило, и ничего, кроме пепла и кусков расплавленного стекла, внутри не осталось. Все поняли, что ни пищи, ни воды там не было и что тем, кто выжил, если они хотят выжить и дальше, надо пробираться через гряду за грядой по лунной поверхности.
Так они и сделали.
Гряды и груды только издали казались ровными. Те, кому пришлось их преодолевать, увидали, что они коварны и колючи. Горячие на ощупь, часто неустойчивые, эти груды стремились рассыпаться и лечь плотнее и ниже, стоило только тронуть какой- нибудь опорный камень. Экспедиция пробиралась по лунной поверхности молча. О чём тут было говорить? Ясно было только одно: предполагалось, что всё население города, без всякого исключения, должно быть уничтожено, и каждый, кто осмелился остаться в живых, портил дело. Людям оставаться на Луне не полагалось.
И американские истребители вынырнули из дыма посмотреть - не движется ли что-нибудь внизу. Они увидали Билли и его спутников. Самолет полил их из пулемёта, но пули пролетели мимо. Тут самолёты увидели, что по берегу реки тоже движутся какие-то люди. Они и их полили из пулемётов. В некоторых они попали. Такие дела.
Всё это было задумано, чтобы скорее кончилась война.


Именно так - что это было задумано для того, чтобы скорее кончилась война, поэтому обижаться нечего - думают немецкие левые, которые, как сообщает товарищ shraibman, недавно протестовали против марша в память о Bombenholocaust, проведённого немецкими правыми. Протестовали, потому что «холокост» (т.е. «всесожжение»), по их мнению, - это когда горят евреи. А когда горят немцы, даже если они беременные женщины, собравшиеся выпить сиропа на патоке, или невольные гости города Дрездена из числа военнопленных, - это борьба за мир.

Товарищ Шрайбман, на мой взгляд, исчерпывающе высказался по этому поводу. «Это глупо», - сказал он. Если подумать, то для немца всё-таки не только глупо, но и смело. Но и глупо тоже. Потому что в Дрездене варился сироп со вкусом жидкого мёда с можжевеловым дымком и набирался жизненных впечатлений будущий гений Курт Воннегут.

Бросьте, геноссен! Менеджеры войны - они по обе стороны одним мирром мазаны. А «всесожжение» - всегда «холокост». Кто бы кого ни жёг. Тутси хуту или хуту тутси.

Советская гастрономическая пиктография.

Случайно обнаружил в Минске универсам, где в большом количестве и нетронутом виде сохранились реликтовые образчики советского торгового дизайна. Их не мешало бы в срочном порядке занести в реестр памятников, охраняемых государством. Поскольку новый владелец, который может появиться в виду глобального приватизационного плана, необязательно проникнется ценностью этих прелестных артефактов. Подкупающих своей изящной простотой и отсутствием малейших намёков на какие-либо «брэнды».

На месте нового владельца я бы воспользовался этим дизайном как своей «фишкой» и без зазрения совести взялся за эксплуатацию ностальгических настроений граждан. В различные дни недели в универсаме можно было бы вести советскую торговлю по десятилетиям. Понедельник - первая десятилетка: продавать хлеб и крупы по карточкам (карточки можно будет обменять при входе по курсу); во вторник-среду - сталинский гастрономический рай по материалам книги «О вкусной и здоровой пище» пятьдесят какого-то года издания (цены снижены); в четверг - «кукурузный день»; в пятницу-субботу - застойное изобилие; воскресенье - последняя десятилетка: минеральная вода и китовые консервы, например.






+ + + + + + + +







Некоторые пиктограммы на этих вывесках уже сейчас представляют загадку. А ну-ка, что, по-вашему, означает каждая первая слева пиктограмма на нижних трёх фотографиях:

1) Пузатая бутыль с изображением двух колосьев;
2) Банка с изображением коровьей головы;
3) Треугольник в круге с изображением стилизованного Мальтийского креста.