Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Я злой

Швеция в лицах

Поездка в Швецию оказалась для меня первой поездкой, во время которой я перестал стесняться фотографировать людей (предварительно спрашивая у них разрешения или делая вид, что я фотографирую что-то совсем другое). Ведь именно людские лица - самое главное в любой стране.

В Швеции это хорошо понимают. При входе в стокгольмский аэропорт Арланда с самолёта вы попадаете в «коридор славы», где вас приветствуют со стен более и менее знакомые лица выходцев из Стокгольма или его жителей - от первого шведского космонавта до певицы Лорин. Она здесь появилась после того, как Бенни Андерсон, клавишник группы ABBA потребовал снять его фото - в знак протеста против какого-то проекта реконструкции в Стокгольме. И слишком дорогого, по его мнению, и нарушающего исторический облик. Реконструкцию не остановили, вместо этого со стены сняли всю легендарную группу разом. Но в некоторых газетах писали, что мы, дескать, этому очень рады. Видимо, ABBA изрядно шведам поднадоела, а Лорин, конечно, симпатяга.



Collapse )

Пьюти-фьют?

54 года и четыре дня назад, 13 февраля 1945-го, войска союзников, которые нам больше не союзники и мы с ними на одном поле цветочки собирать не станем, увлечённо начали сбрасывать лишний запас бомб, скопившийся за годы войны, на культурную столицу Германии - город Дрезден. Об этой бомбардировке лучше всего прочесть у Курта Воннегута, мир его праху, хоть он и американец, а значит нам не друг. Во время бомбёжки он находился в городе в творческой командировке по приглашению немецкой стороны в качестве военнопленного. И, чтобы не сидеть без дела, работал на фабрике, где выпускали сироп на патоке, на вкус напоминающий жидкий мёд с можжевеловым дымком. Сироп предназначался беременным арийским женщинам. А потом:

Наверху бушевал огненный ураган. Дрезден превратился в сплошное пожарище. Пламя пожирало всё живое и вообще всё, что могло гореть.
Когда американцы и их охрана вышли наружу, небо было сплошь закрыто чёрным дымом. Сердитое солнце казалось шляпкой гвоздя. Дрезден был похож на Луну - одни минералы. Камни раскалились. Вокруг была смерть.
Такие дела.

Охрана велела американцам построиться по четыре, что они и выполнили. Их повели к хлеву для свиней, где они жили. Стены хлева были ещё целы, но крышу сорвало, стёкла выбило, и ничего, кроме пепла и кусков расплавленного стекла, внутри не осталось. Все поняли, что ни пищи, ни воды там не было и что тем, кто выжил, если они хотят выжить и дальше, надо пробираться через гряду за грядой по лунной поверхности.
Так они и сделали.
Гряды и груды только издали казались ровными. Те, кому пришлось их преодолевать, увидали, что они коварны и колючи. Горячие на ощупь, часто неустойчивые, эти груды стремились рассыпаться и лечь плотнее и ниже, стоило только тронуть какой- нибудь опорный камень. Экспедиция пробиралась по лунной поверхности молча. О чём тут было говорить? Ясно было только одно: предполагалось, что всё население города, без всякого исключения, должно быть уничтожено, и каждый, кто осмелился остаться в живых, портил дело. Людям оставаться на Луне не полагалось.
И американские истребители вынырнули из дыма посмотреть - не движется ли что-нибудь внизу. Они увидали Билли и его спутников. Самолет полил их из пулемёта, но пули пролетели мимо. Тут самолёты увидели, что по берегу реки тоже движутся какие-то люди. Они и их полили из пулемётов. В некоторых они попали. Такие дела.
Всё это было задумано, чтобы скорее кончилась война.


Именно так - что это было задумано для того, чтобы скорее кончилась война, поэтому обижаться нечего - думают немецкие левые, которые, как сообщает товарищ shraibman, недавно протестовали против марша в память о Bombenholocaust, проведённого немецкими правыми. Протестовали, потому что «холокост» (т.е. «всесожжение»), по их мнению, - это когда горят евреи. А когда горят немцы, даже если они беременные женщины, собравшиеся выпить сиропа на патоке, или невольные гости города Дрездена из числа военнопленных, - это борьба за мир.

Товарищ Шрайбман, на мой взгляд, исчерпывающе высказался по этому поводу. «Это глупо», - сказал он. Если подумать, то для немца всё-таки не только глупо, но и смело. Но и глупо тоже. Потому что в Дрездене варился сироп со вкусом жидкого мёда с можжевеловым дымком и набирался жизненных впечатлений будущий гений Курт Воннегут.

Бросьте, геноссен! Менеджеры войны - они по обе стороны одним мирром мазаны. А «всесожжение» - всегда «холокост». Кто бы кого ни жёг. Тутси хуту или хуту тутси.