Будимир (budimir) wrote,
Будимир
budimir

Кто там шагает левой.

Поиски групповой идентичности привели меня на Антикапитализм-2005.

День марша выдался не просто серым, а безобразно серым, как свалявшийся войлок из лежалого матраса. Потому с колористической точки зрения «Антикап» был малопривлекателен: красное на сером смотрелось дурно.

Лил дождь.

Один из выступавших посетовал: вот-де на праздник города Лужков тучи разогнал, а для нас не разогнал. Даже, наверное, согнал специально.


И вихри над ними веют, и силы их гнетут…

Впрочем, оратор оптимистично заверил, что когда «они придут к власти», все тучи сразу приказом разгонят.

Ну да, достаточно только лужковскую кепку надеть, сразу "будет добро и красота, и все будет хорошо, и все будут хорошие, и кроме добра и красоты ничего не будет... и женщина Востока снимет с себя паранджу". Она волшебная, кепка-то.

В субботу 17 сентября не пошли за «Клинским», а вышли под проливной дождь заявить о том, что «Капитализм – дерьмо!» тысячи полторы-две молодых людей. Больше часа ждали старта. «Без пива мы здесь умрём», - обронил кто-то.

А «Клинское» даже не заметит. Капля в пивном море.

Колонна разбивалась на четыре сегмента, от головы к хвосту: СКМ, молодёжное крыло «Родины», АКМ, НБП.

Моё представление о различии содержания этих аббревиатур равнялось представлению большинства населения европейской части России о карачаевцах и черкесах.
Прохаживаясь вдоль шеренг и рассматривая активистов, играю в игру «найди 10 отличий».
В чьи ряды влиться?

В авангарде с флагами Союза Коммунистической Молодёжи отличники-комсомольцы. Или хорошисты. Не состояли, не привлекались, ни в чём особо предосудительном не замечены. Неброско одеты, подстрижены. Ни пирсинга, ни татуировок. Отсутствие явных следов пагубных пристрастий на лице. Социально адекватны и не опасны. Помогли перейти дорогу бабушке и сделали скворечник.
Пас этих божьих овечек, подравнивая и направляя, в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил, нечто среднее между Карлсоном и матросом Железняком. В тельняшке, с усами и бэджиком «СЛУЖБА ОХРАНЫ».

Доска почёта скандирует проверенные историей лозунги «Ленин! Партия! Комсомол!», «Наша родина – СССР!». Ветер разносит ощутимый запах нафталина.

По меткому выражению Доренко те, кто зовёт назад в СССР хотят, чтобы мы жили в краеведческом музее.
Вставать за стекло рядом с восковыми фигурами желания не возникло.

Редколесье жёлтых (или не жёлтых?) флагов молодёжной «Родины» в руках полнотелых, рослых парняг. Благополучных и вельветовых, тронутых лоском. Их лозунги в памяти не задерживаются. О Родине что-то.

Классовый нюх подсказывает: «Буржуй разговаривает!»

Свадьбой в Малиновке перекатывается Авангард Красной Молодёжи.
Таких не берут в космонавты.
Во времена существования единого эталона их называли «неформалами», стригли, ставили на учёт, гнали в шею и гнобили. Теперь, когда есть только равно условные правила различных групп, максимум, что грозит этому пёстрому гуляй-полю – не пройти фейс-контроль зарегламентированных заведений.
АКМ разноголосит ломающимися голосами «Сегодня листовки – завтра винтовки!», «Сегодня плакаты – завтра автоматы!», «Вспомните, гады, красные бригады!» и прочее из репертуара западных леваков шестидесятых.
Средний возраст – хунвейбина или красного кхмера.

Двигаюсь дальше, сокрушаясь о том, где мои семнадцать лет.

Процессию замыкают выструненные ряды национал-большевиков. Сжатые в кулак правые руки синхронно выбрасываются вверх. В один голос: «Наше имя – Эдуард Лимонов! Наше имя – Эдуард Лимонов!..»

Коллективный Лимонов подтянут, плечист, одет в тяжёлые армейские ботинки. В глазах блеск осмысленности существования и готовность по приказу партии бросить пакетик майонеза в любого.

Нацболы выглядят стильно. Но быть ещё одним атомом вечнозелёного Эдички? Дудки.

На флангах роятся журналисты, размашисто вышагивает ОМОН. По периметру пути следования равномерно разбросаны алюминиевые огурцы солдат в плащ-палатках, по лицам которых можно изучать этнографию РФ.
Бредут беспартийные сочувствующие и редкие задумчивые анархисты. Вливаюсь в их броуновское движение.

Набрякшая дождевой водой и порядком замёрзшая ватага вяло притекает санкционированным маршрутом к Славянской площади, месту проведения митинга совмещённого с концертом. По мере приближения лозунги звучат всё заунывней, доходя до дьяконской тональности, флаги обмякают, редеют ряды. «Крестный ход какой-то», - резюмирует рядом чей-то голос.

Гвозди программы – «Приключения электроников» и «Наив». Они же выступают на митингах либерально-демократической молодёжи. Где говорят о приверженности правым идеалам.

Забавно выглядело, когда в такт рокопопсовой обработке «Если долго по дорожке, если долго по тропинке…» над толпой радостно заметались чёрный нацболовский серп-и-молот и акаэмовский автомат Калашникова. Детский мир.

В сэндвич из «Приключений электроников» и «Наива» втиснули заготовленные речи.

Лидер АКМ сиплым басом кликал громы, молнии и ураган Катрина на хозяев Кремля последних двух десятилетий. Представитель НБП истерично советовал не расслабляться, потому как враг коварен и в борьбе с ним собравшихся ждут «кровь, пот и слёзы». Большая часть собравшихся к тому времени разбежалась от дождя.

Взрослые дяди-депутаты Тюлькин и Тютькин выступали засунув одну руку в карман и выставив вперёд значительное чиновничье пузцо. Голосом человека, пять минут назад вышедшего из ресторана после плотного обеда, призывали в чём-то клясться, о чём-то крепко помнить и бороться до победного конца, конечно.

Кургузый делегат из города Пинска с телосложением Квазимодо поведал о том, из какой расчудесной страны приехал и куда попал. «В самом сердце этого прекрасного города, у стен Кремля, я увидел людей с протянутой рукой, просящих подаяния…».

Видимо, Пинск не настолько прекрасен, потому вид нищих его не особо портит. И Кремля там, наверное, нет. Негде милостыню просить. А может, не у кого. Да и не разрешают.

О малой родине: «Я приехал из страны, где милиционер – почётная профессия… ребятам у нас не нужно мочиться в постель, чтобы закосить от армии, потому что они знают, что после службы смогут получить хорошую работу в милиции».

Пинчанин, похоже, успел рассказать остальным про родной wonderland ещё до начала шествия. И те втайне размечтались о работе в милиции. Иначе как объяснить, что вся разношёрстная компания во время марша в едином порыве бойко скандировала «Белоруссия! Белоруссия!» и даже «Лукашенко – наш президент!»?

Не дождавшись выступления «Наива» пошёл домой. Один.
Tags: Москва, Россия
Subscribe

  • Украина сегодня

    Если бы вы в эти дни решили посетить Украину, чего бы вы боялись? Не в смысле личной безопасности, а как человек, который сочувственно следил за…

  • Иннокентий Володин и Светлана Давыдова

    Мне кажется, что между реальной Светланой Давыдовой и литературным Иннокентием Володиным, с которым её теперь часто сравнивают, есть большая…

  • Эстония: Ну, русские, они такие

    Уже на второй день пребывания в Эстонии меня охватило необычное ощущение, ощущение слухового комфорта. Атмосферу вокруг нас загрязняют не только…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments