April 9th, 2021

Вот он я

Путин и Шойгу насилуют медведя в тайге. Adult advisory XXX rated content

Рассказ «Я.Т.Л.» – это сокращённая версия романа «Каханне і свабода» (на белорусском языке), когда-то не законченного, потому что тогда пазл ещё не сложился. Не произошло революции у меня на родине. В нашем камерном тематическом парке ещё не прозвучало кодовой фразы: «У бурных чувств неистовый конец». Которую я, когда начинал писать роман, предвидел, но очень смутно. И не произошло победы на путинской Россией, которую я предвижу и даже довольно ясно.

Роман «Каханне і свабода» через истории любви, как метафоры, должен был рассказать новейшую историю моих родных стран, Беларуси и Украины: про утопию, из которой мы вышли, но вскоре застряли снова в её копии как будто навечно, утопию, которая, как мертвец из могилы, хватает нас за ноги и тащит к себе, поиск свободы, страх перед свободой, бегство от свободы, наконец – прорыв к ней.

Только на первый и очень поверхностный взгляд «Я.Т.Л.» представляет собой три отдельные и частные любовные истории. На самом деле, это триада и она обладает внутренней связью. Три истории объединяет в одну уже сам заголовок, где Я.Т.Л. – это заглавные буквы имён трёх героинь, которые образуют известную аббревиатуру. Настоящее не отменяет прошлого и не обесценивает его, но и прошлое не отменяет и не обесценивает настоящего. Тем не менее жизнь андроидов «па завядзёнцы», по написанному для них скрипту, и жизнь андроидов после пробуждения – это разные качества их жизни. Андроиды здесь – это мы, люди, граждане Беларуси и Украины.

Залипать в прошлом и пытаться «вернуть всё как было» – это губительно, а думать, что можно «вернуться и всё исправить» – бесплодно. Если первым в Беларуси занимается режим Л., то вторым – те, кто фрустрирован воображаемым поражением революции и отравляет себя мыслями о том, что в прошлом что-то было сделано неправильно, надо было не так, а вот так, тогда бы мы… Что касается Украины, то это президентство Зеленского, которое в своей основе тоже является попыткой вернуть некое несуществующее воображаемое золотое время. Со всеми его иллюзорными «договориться где-нибудь посередине», «надо просто перестать стрелять» и т. д. И фрустрация из-за потери Крыма, рассуждения о том, что если бы да кабы, то можно было его не потерять.

Имена героев даны только заглавными буквами не просто так, а потому что они метафоричны. Я оставлю загадкой, что они означают, почему выбраны именно такие. Но, например, Ж. – это не жопа, а Женщина.

Заключённая в аббревиатуру фраза «Я тебя люблю» адресована всем трём героиням. Она также означает принятие прошлого, настоящего и будущего. Бессмысленно рассуждать, почему революция произошла / происходит только сейчас, а думать, что она якобы не произошла / не произойдёт из-за ошибок в прошлом – вредно. Бессмысленно пытаться в воображении выиграть войну за Крым в прошлом, как и паниковать из-за возможной «большой войны» с Россией в будущем – то и другое, вероятно, было / будет неизбежно.

В то же время это не отказ от критического анализа, только отказ от застревания разума во временных петлях. Застревание в прошлом и фрустрация переданы через метафору мучительной ревности, жутких образов воображаемого порнографического секса, которым якобы занималась одна из героинь в прошлом.

Три метафорические любовные истории объединены тремя образами: моря (пляжа), корабля и секса. Море – это свобода. Корабль – некая сверхзначимая цель, которой нужно достигнуть. Уничтожить диктатуру и живого мертвеца империи. Секс – состояние, в котором находится стремление к свободе.

Первая история – это время утопии и время сна. В ней корабль снится и в этом сне находится очень далеко от людей на суше, окружён сиянием, навечно стоит на якоре, доплыть до него невозможно. Только героиня Я. до него доплывает в одиночку – это происходит во сне, но в то же время в реальности она просто исчезает, возможно, умирает. Смерть пронизывает всю первую историю: гибель ребёнка в будущем, внутренний выкидыш, глиняные и резиновые люди, «мёртвый принц», с которым героиня Я. танцует менуэт, и «пахнущая смертью» вечность. Это огромный период как бы застывшего времени. Времени, когда никто не решается на рывок к свободе. Только одна героиня Я., возможно, в реальности тонущая в море. «Ночной портье» и «Рассекая волны», любимые фильмы героини первой истории, говорят о том, что это время любви палача и жертвы, а также патологической и мазохистской жертвенности (красивой, впрочем, в своей трагичности).

Герои этой истории не занимаются сексом, он был когда-то в прошлом и не описывается в настоящем. В настоящем они даже не касаются друг друга, только смотрят. Чуть позже – герой боится смотреть на женщину из первой истории во время секса, которая заставляет его это делать. Потому что – это время страха перед свободой. В первой истории также описывается как бы сексуальный детский опыт, который происходит также во сне, и герой не знает, что находится у девочки между ног. «Там, под водой, он целовал её, опускаясь всё ниже и ниже. А когда добрался туда, где предполагал какую-то важную тайну, он хотел её там поцеловать, но с тревогой обнаружил заблюренное место, облачко, за которым К. ничего не мог рассмотреть». Это время незнания свободы, но при этом – подсознательного стремления к ней.

Вторая история – это время борьбы, поиска, страхов. Поэтому здесь происходит война. Звучат взрывы, полыхают зарницы и т. п. Половина пляжа города М. у моря занята военными сооружениями. А корабль превращается в катер, который взрывается на глазах у героев. Взрывается он также не случайно – его «взрывает» прошлое, первая история, прорвавшаяся во вторую и убившая её. Это и Россия, которая силой пытается «вернуть всё как было», то есть создать СССР 2.0, и разгром протестов в Беларуси, чтобы «сохранить всё как было». Вместе с тем это время надежды, время зачатия новой жизни (через метафору зачатого на пляже за баркасом ребёнка). Секс в ней ещё как бы немножко детский, смешной, со «штуками-дрюками», потому что это только первые шаги к свободе.

Третья истории – это время будущего, вырастающего из настоящего. Время пробуждения и прорыва к свободе. Время расставания с прошлым, выхода из фрустрирующего замкнутого цикла. Оно не радостное и безоблачное. В нём мир накрыла пандемия, возникла реальная угроза «большой войны» с Россией. В нём ещё живут полукомичные, но при этом бесноватые половые члены, которые всюду тыкаются и фонтантируют в воображаемых сценах секса, неся зло. Два беса, неких безликих мускулистых кена, берут героиню в порнографическом дьявольском соитии. Это и Зеленский с Аваковым, насилующие Украину двумя концами: «епохи бідності» и «епохи жадібності», а вдобавок страпоном – «кінцем епохи брехні». И Лукашенко с Путиным, насилующие Беларусь. И Путин с Шойгу, насилующие медведя в тайге, с целью порождения СССР 2.0

Но секс в этой истории – радостен и красив, а корабль входит в акваторию. Это значит, что в конце концов мы победим. «Я.Т.Л.» – это приговор двум мертвецам: империи и диктатуре. Хотя, конечно, история любви тоже. Хорошее литературное произведение всегда многослойно, его нельзя редуцировать к одному смыслу.

https://site.ua/dzmitry.halko/34856-putin-i-shoygu-nasiluyut-medvedya-v-tayge-adult-advisory-xxx-rated-content/