Будимир (budimir) wrote,
Будимир
budimir

Белорусская Сицилия. Белорусская Северная Корея

Новые технологии, отсутствие средств и акцент на столичной жизни испортили минскую независимую журналистику, сузив её кругозор. На поездки за МКАД зачастую банально нет денег. Зачем ехать, если можно просто «накопать» что-то в сети. И что там вообще смотреть, если ничего интересного нет, все самое главное происходит в Минске. Такой подход, на мой взгляд, сильно исказил представление столичных журналистов о Беларуси в целом.

"Мы живём, под собою не чуя страны"

Я не один такой, но объясню на своем примере. Буквально на прошлой неделе, попав в Рогачев, я понял, что очень плохо знал свою страну. До этой поездки я был уверен, что вся Беларусь примерно такая же, как мой родной Минск. Чистая, аккуратная, с ровными и новыми дорогами, новостройками, с фабриками и заводами, которые, возможно, работают на склад, но работают. С дорожками, скамейками и фонарями в центральных парках. Почти не тронутая коррупцией, по сравнению с нашим восточным (или южном) соседом. И с политической оттепелью, то есть витринной либерализацией. В условиях, которой власти пытаются если не быть, то хотя бы выглядеть демократичными.

В Рогачеве эта картина разбилась вдребезги. Уже на выезде из Рогачева я чувствовал себя так же, как чувствовал себя летом 2014 года, окончательно выезжая с оккупированных территорий на Донбассе на территорию, подконтрольную Украине. Тогда мой итальянский друг воскликнул: «Чертов Донбасс! Наконец мы в цивилизованной стране! »Так вот, когда мы вернулись из Рогачева в Минск, я вздохнул с облегчением, будто приехал в совсем другую, свободную и благополучную страну.

Рогачев оказался чем-то средним между «белорусской Сицилией» и «белорусской Северной Кореей».

Минск - это еще не Беларусь

Кстати, я бы никогда в Рогачёв, пожалуй, и не попал, если бы моя помощь не была нужна съемочной группе британцев.  "По заказу Google британцы снимали фильм о роли новых технологий в нашей жизни. В частности, о том, как новые технологии помогают свободе самовыражения и распространения информации".  И в качестве одного из героев выбрали Дениса Дашкевича. Местного независимого журналиста, редактора сайта “Рогачёв Онлайн”, борца с чиновничьей коррупцией и безразличием.

К моему стыду, сначала я уговаривал своих коллег отказаться от этой поездки. Я понимал, насколько дорого для них время и ничего не знал о том Рогачеве. Когда же я услышал от них пересказ слов Дениса о неслыханной коррупции и невероятном уровене репрессивности местных властей, я решил, что малоизвестный провинциальный активист из Рогачёва преувеличивает, чтобы привлечь к себе внимание.

Извини, Денис!

В результате поездки британские коллеги были одновременно шокированы и страшно довольны - Рогачев в полной мере дал понять, что такое свобода самовыражения в Беларуси и с чем ее едят власти.

Денис начал съемочный день со слов: «Вы должны знать, что Беларусь - это не Минск». То есть не вылизанная, довольно состоятельная, вполне европейская из виду, упорядоченная страна. Это страна покрытая пятнами бедности, распада и чиновничьего самодурства. Страна довольно унылая и жутковатая. Не знаю, можно ли слова Дениса отнести к «восьмидесяти процентам Беларуси», как он утверждал, но Рогачев действительно оказался таким.


Болото вместо парка с фонтанами




Мы попили кофе с конфетами Roshen у него дома, обсудили планы на день и прежде всего поехали посмотреть на центральный рогачевский парк. Британские коллеги долго не могли понять, зачем им ехать в парк «с фонтанами, лебедями и французскими туристами». На властями были выделены огромные деньги на реконструкцию парка “Болото” - только по официальной, возможно, не полной информации, около 600 тысяч долларов. Хорошо, что Денис убедил британцев - ЭТО обязательно нужно увидеть своими глазами. Ну ок, давай посмотрим, без особого энтузиазма сказали британцы, но поехали.

Приехали на место. Покачали головами. Не сговариваясь, все вместе спросили у Дениса: «А где же парк ?!»

Ну как где, скептически ответил Денис, вот лебеди, вот фонтаны, вон французские туристы. По всей видимости, говорит он, власти их видят. А вот местные жители и независимые журналисты - нет. Таким образом, общество живет с властями в параллельных реальностях.

Вместо прекрасного парка мы увидели заросший сорняками и быльем пустырь, помраченный пустыми бутылками от спиртных напитков и непарных сапогами. «Возможно, осталось от французских туристов», - говорит Денис.

Пустошь «украшали» две кривые копанки с мутной водой. «Не исключено, что местные власти что-то знали о приближающемся кризисе и решили, что сейчас будет не до красоты. Лишь бы как-то прокормиться. Ведь местные жители нашли этим копанкам полезное применение - запустили сюда карасей и ловят рыбу», - говорит герой британского фильма.

Именно из разговора с местным жителем, весьма краснолицым, но умным и любознательным пенсионером с внуком, и началась какая-то «белорусская Сицилия» или «белорусская Северная Корея».

Дед весело и скептически рассказывал нам о том, что «те идиоты только хуже сделали», так как на этом месте раньше был настоящий парк с красивыми деревьями и аллеями, которые они порубили, рассказывал, как уже были завезаны материалы, но те как  появились, так и исчезли внезапно, а потом сюда следственная группа привозила мэра города, так он что-то им там показывал, ходил, мэра посадили, а парк как был Болотом (неформальное название места, которую дали местные жители - авт.), так сплошным Болотом и остается. Разве что карасей ловить, а так сплошное вредительство, тьфу, куда только президент смотрит! Может потому, что он никогда здесь не бывал, чиновники и распоясались. А может, все они там наверху одинаковые, чтобы им повылазило. Сажают кого-то постоянно, а к лучшему ни хрена не меняется.


Белорусская Сицилия


Снимаем деда, который из любопытства захотел вместе с внуком «попасть в телевизор». И тут мимо нас медленно проезжают три машины, наполненные коренастыми людьми в характерных вязаных шапочках. Вызывающе дорогих и новых на фоне “Болота”. Выглядело это, как в каком-то криминальном сериале - мафиози приехали на пустырь «решать вопросы».

«Понимаете, когда вы снимали только меня, они бы не волновались и могли нас проигнорировать. Ведь меня можно представить общественности, как пятую колонну, грантососа, проклятого оппозиционера и врага народа. А вот когда вы начали разговаривать с простыми людьми, и они стали говорить то же самое, что говорю я, у них нервы не выдержали », - поясняет Денис появление на сцене тех« мафиози », среди которых он узнал местных милиционеров и чиновников.

Стали немного на отдалении. Вышли из машины, руки в карманах, вязаные шапки на лоб, стоят и смотрят на нас недобрыми глазами. Ну ок, давай, Денис, покажи, какой ты смелый независимый журналист. Подойди и спроси, кто они и зачем сюда приехали.

Как только мы к ним подошли с камерой, «мафиози» все вместе от нас отвернулись, начали двигаться, делая вид, будто они приехали на заброшенный пустырь по какому-то  очень важному делу. Разговаривать отказались, проворчав то неопределенно угрожающее.

Мы пошли к своей машине, так как интересный сюжет интересным сюжетом, но остаться на пустыре с шайкой суровых мужиков бандитского вида никому не хотелось. А нашу машину уже прижал дорогой белый микроавтобус. Оттуда выскочила типичная белорусская начальница, которая оказалась главным идеологом города, стала хватать Дениса Дашкевича за руки, пытаясь отвести подальше от камеры. Что вы здесь делаете, что вы снимаете, почему вы никак не успокоитесь, проблем разве захотели, так я вам создам проблемы.

После долгого и бессмысленного спора с чиновной тетушкой Денис спросил, не могла бы она отпустит нас позавтракать. «Зачем вам еще завтракать, вы уже попили кофе с рошеновскими конфетами, хватит с вас. Мне кажется, что британским товарищам уже пора уехать из города, а не завтракать еще здесь ", - ошарашила нас своими знаниями Тамара Воробьева, начальник отдела идеологии, культуры и по делам молодежи. Добавив на прощание, что они «сегодня же начинают реконструкцию парка». Для этого, мол, и приехали.

Едем завтракать. За нами - белый микроавтобус и те самые три машины. Машин потом станет больше, за нами повсюду будет «хвост», по всему городу, везде будут ждать «тихари», в самых отдаленных уголках города.

Во время завтрака от «своего человека» в городском исполкоме пришло сообщение, что против нас готовится провокация. Дениса собираются арестовать за хулиганство. Позже мы получим информацию, что рогачевские власти сообщили в центр, будто британцы ходят по городу пьяные, кричат, размахивают руками и, внимание, «ведут себя неуважительно, богуют тут как короли». Таким образом они объясняли Минску организованную против нас масштабную спецоперацию.

Когда мы отъезжали от кафе, дорогу нам резко перекрыл другой микроавтобус, приехала ГАИ, проверили документы и обыскали машину. За всем этим из своего микроавтобуса следила госпожа Воробьева.

Вблизи закрытого овощного завода, в запущенном районе города с неформальным названием «Северная Корея», нас «пасли» не менее пяти машин. На всей скорости туда приехала директор караоке-бара, открытого на месте бывшей проходной завода, чтобы сообщить, что завод якобы уже чуть ли не завтра купят какие-то там россияне. Замечу, что перед тем Денис нам долго рассказывал, что за тот завод чиновники зарядили «неадекватную цену», так как, по его мнению, на город и людей им плевать, они сидят и ждут откатов. Но иностранные инвесторы, приезжавшие в Рогачев, схемы не поняли, поэтому заводы никто и не купил до сих пор. Большая их часть в Рогачеве или обанкротилась и закрылась, некоторые из них в скором времени просто развалятся.

На подъезде к закрытой мебельной фабрике дорогу нам перекрыл грузовик, возле которого суетились люди в военной форме ... Британцы перепугались уже не на шутку, место было безлюдное, закрытое, кто его знает, что здесь может случиться.


Белорусская Северная Корея


И вот как раз когда британцы начали выражать серьезную обеспокоенность, местные власти внезапно решили сменить тактику. Пришла информация из горисполкома, что нас ждут в городском музее, дабы провести для нас экскурсию, встречу с представителями администрации, БРСМ и пионерской организации, чуть ли не хлеб-соль с песнями и танцами.

Британцев это предложение испугало ещё больше, чем все, что происходило до сих пор. Денис, который говорил, что «никогда в жизни ни с чем подобным не сталкивался», поэтому ему хотелось поехать, он с трудом их уговорил.
Но когда на месте директор музея узнал, что нам не нужны экскурсия и хлеб-соль, мы хотим только встретиться с местной администрацией, чтобы спросить о парке “Болото” и препятствиях, которые мешают работе независимого журналиста, встреча внезапно была отменена. Мы простились с директором музея и перешли дорогу, чтобы пойти к горисполкому. Возле здания стояли два автобуса, вокруг которых толпились коренастые мужики в характерных вязаных шапочках. С их стороны доносилось: «Эй, придурки, что вы там снимаете? Сюда идите, мы вам тут что-то покажем!»

Одновременно с визгом к нам подкатил микроавтобус, откуда выскочила госпожа Воробьева: «Да чтобы вы провалились, что вы здесь все ходите, что вы не успокоитесь никак, что вы здесь снимаете! А ну выключи камеру, ты права мои нарушаешь, ты не имеешь права меня снимать! Поезжайте из города, чтобы я вас здесь больше не видела!» Излишне говорить, что в горисполком нас не пустили, вытолкав насильно на входе...

Британцы были довольны, что им удалось снять весь этот цирк. Но вместе с тем они были очень напуганы. Настолько, что криком кричали, когда мы остановились на заправке уже довольно далеко от Рогачева, где не работали терминалы, и нужно было подождать минут пятнадцать. Мы даже поссорились из-за этого, так как я воспринял их крик, как наезд на героического водителя, который даже бровью не пошевелил в Рогачеве во время той дикой переделки. Хотя рисковал, пожалуй, не меньше журналистов.

«Здесь чистая банда, ребята, натуральная Сицилия ... Теперь вы увидели истинную Беларусь, заглянули за вылизанный фасад. Минск - это всего лишь нарисованный очаг в каморке Папы Карло. И за тем нарисованным очагом вход не в театр, а в комнату ужасов. Жаль только, что столичные журналисты очень мало интересуются провинциальной жизнью», - смеясь, сказал Денис Дашкевич на прощание.

Когда готовился этот материал, Денис поделился с автором информацией о том, что после нашего отъезда, горисполком заказал двухметровые заборы - чтобы скрыть от нежелательных глаз то самое “Болото”.


  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments