Будимир (budimir) wrote,
Будимир
budimir

Либерализация по-белорусски: глупость или измена?

Кто-то из политически активных белорусов воспринимает «политическую оттепель», как открытое окно возможностей. И говорит, что им нужно в полной мере пользоваться, расширяя пространство свободы. Кто-то видит в ней лишь очередной обманный маневр, предсказывая, что всё опять закончится плохо, поэтому и дёргаться нет особого смысла. Но все они твердят, что у нас в стране сейчас «либерализация».

С цепи - в вольер

Всемирную популярность приобрело в сети видео, как собак, которые всю жизнь просидели на цепи, отпускают на свободу. Ну как на свободу, в вольеры.

По их реакции видно, какой это ужас для собаки - сидеть на цепи. Как ни ходит по кругу, как ни виляет хвостом, как ни скулит - всё напрасно, выхода нет, ты прикована. Ошейник затянут сильно, чтобы ты его не сорвала. От отчаяния собака истошно лает, рвётся в разные стороны, всё бессмысленно. Потом успокаивается, кладёт печальную морду на лапы, тихо плачет.

Когда её отпускают, она сначала бегает кругами, по привычке, не веря своей свободе, которая всегда была ограничена длиной цепи. На свободе можно кувыркаться, и ты не запутаешься в оковах, тебе не вопьётся тяжелый острый болт в шею, которым хозяева в последний раз для пущей уверенности скрепили собачью неволю. Теперь и ты можешь улыбаться...

Как долго будет наслаждаться собака новым качеством жизни, пока не поймёт, что вольер принципиально не отличается от цепи? Вот вопрос.

Мягче «тащить и не пущать»

От лирики к конкретике. Если максимально коротко описать суть либерализации по-белорусски, она заключается в том, что власть стала реже бить и не бросает в тюрьмы тех, кого она считает врагами государства. Но - всё ещё бьёт, как это случилось с журналистом Павлом Добровольским. И всё ещё выносит абсурдные приговоры - как это было с философом и политологом Владимиром Мацкевичем. После того, как глухонемого осудили за выкрикивание антигосударственных лозунгов, однорукого за хлопанье в ладоши, осудить за присутствие на протестной акции отсутствующего в стране - вполне "нормально".

Но соответствует ли это заявленной «либерализации»?

Да, политическим партиям не мешают проводить даже несанкционированные акции. Но их по-прежнему не разрешют. И по-прежнему не дают политикам, альтернативным единственному и главному, высказаться на общенациональных площадках. Да, на спектакли Белорусского свободного театра пока не врываются милиционеры. Но БСТ, как и прежде, должен конспирироваться, - это обязательное условие разрешения на существование, оно может быть только подпольным.

И так далее, и тому подобное, и в том же духе. Цепь сняли, запустили в вольер, но принципиально отношение властей к гражданскому обществу не изменилось: принцип «тащить и не пущать» остаётся в действии. Разве что тащат и не пущают сейчас менее брутально.

Самое же главное - власть, немного упростив условия существования своим оппонентам, ни на йоту не изменила себя. То есть она сама даже и не думала «либерализироваться».

Посмотрись в воду, какого ты рода

Недавно мне довелось помогать британской съёмочной группе, которая работала в Беларуси. По заказу Google британцы снимали фильм о роли новых технологий в нашей жизни. В частности, о том, как новые технологии помогают свободе самовыражения. Но не только, в том числе просто о том, какие новые выгоды они приносят стране и какие новые вызовы влекут за собой.

Поскольку ко мне обращались за экспертным мнением задолго до начала работы непосредственно в Беларуси, я знаю, что изначально журналисты настроены были снять позитивный документальный фильм. Как о стране, которая уже перевернула самые тёмные страницы своей истории, а теперь стремительно возвращается в лоно европейской цивилизации.

Этот фильм охватит огромную аудиторию. Он мог бы стать прекрасной и абсолютно бесплатной рекламой нашей страны. Но не станет. То, что в итоге получилось, остаётся в рамках прежнего имиджа «последней диктатуры Европы».

Подчёркиваю, получилось, но не задумывалось! Когда выйдет фильм, власти могут скрежетать зубами, называть его фальшивкой, элементом информационной войны, как угодно. Факт останется фактом - это они сами его создали, своими недальновидными, а местами просто безумными действиями. Безусловно, special thanks go to (особая благодарность - авт.) рогачёвским чиновникам. В значительной степени именно они создали нашей стране имидж европейской Северной Кореи с привкусом Сицилии.

Технологии новые - проблемы старые


Не каждый день приходится общаться с Минобороны, Министерством информации, ОАЦ, БТРК, и даже БРСМ. А уж с КГБ - и подавно. Но бывало. Как журналисту, мне приходилось обращаться к кому-то из них за комментарием. Когда-то давали, когда-то нет, но в целом впечатления полной их закрытости у меня не создавалось.

Поэтому, когда британцы попросили получить у этих аббревиатур разрешение на съёмки с их участием, мне не пришло в голову сказать: с дуба рухнули, что ли? Разве что относительно КГБ у меня были сомнения, но и здесь перспективы не казались полностью мрачными, поскольку речь шла всего лишь о небольшом интервью с их представителем.

Но если у меня теперь кто-то попросит нечто подобное ещё раз, я отвечу именно теми словами о дубе.

И повод же был вполне приличный: провести съёмки интервью с этими структурами по вопросу, по которому Беларуси нечего особенно краснеть - стремительное развитие и расширение современных информационных технологий. Все знают, что вклад белорусских специалистов в этой области достаточно большой.

Усилиями профильных чиновников, которые не побоялись бы открытости, наша страна могла быть представлена ​​как активно движущаяся в этом направлении. Имеющая на этом пути неплохие успехи. Определённые ограничения свободы самовыражения можно было бы представить, как досадные, но необходимые меры, связанные с определённой несамостоятельностью Беларуси в информационной сфере - с невозможностью оторваться от сильного информационного влияния со стороны России, например. Которое таит в себе слишком серьёзные угрозы, чтобы их можно было игнорировать.

Как следует упаковав в цветную обёртку, ту самую «либерализацию» можно было сделать определяющим маркером современной Беларуси. Вполне посильная задача, если подумать. По крайней мере, впечатления об одиозности страны можно было избежать на раз-два.

Но наши чиновники, похоже, взяли себе за правило: за не сделанное - не убьют, а за малейший  промах - накажут, и чем крупнее промах - тем более крупного наказания можно ожидать. И в итоге создали имидж абсолютно закрытой, неприязненной по отношению к иностранцам страны.

Если вы закрываете дверь перед носом журналиста, а значит - перед обществом, журналист и общество имеют все основания считать, что за дверью творится что-то не очень хорошее. И обычно так и считают.

Глупость или измена

Какими бы разными ни были БТРК и Минобороны, БРСМ и КГБ, их реакция была практически идентичной, только с вариациями на тему: «Считаем нецелесообразным». Ответить могли быстро и чётко, как в случае с Минобороны. Долго ходить по кругу, как в БТРК. Долго выяснять, что это за СМИ, просить дать дополнительную информацию, потому что не могли прочитать статью в Википедии за неимением страницы на русском, как было в Мининформе (в Мининформе, Карл, черпали информацию из Википедии! Вернее, не могли почерпнуть даже там, потому что не читают на английском!). Не сразу дать отказ, вежливо ссылаясь на занятость, как в КГБ. Раздражаться, усмотрев какой-то подвох, как в БРСМ. «Ответственным за отрицательный ответ» сделать «Почтальона Печкина» - дежурного, которому поручили передать отказ, как в ОАЦ. Самый оригинальный отказ был получен от БелТА. Предварительно сотрудники якобы по-дружески согласились на встречу, а через пару дней перезвонили и стали рассказывать о том, что у них планируется масса замечательных новых сервисов, которые наилучшим образом подходят нашему фильму. Потрясающе! Но они пока ещё не готовы. Поэтому лучше, чтобы вы пришли к нам позже. Насколько позже? Приезжайте к нам в 2018 году, на столетний юбилей агентства!

«Как бы чего ни вышло» - перевесило у всех все другие аргументы.

Британцам оставалось лишь раздражённо бормотать себе под нос: «Words can not even begin to explain this level of idiocy» ( «Словами и близко нельзя описать этот уровень глупости»).

«Глупость или измена?», - как спрашивал у российского правительства в 1916 году лидер кадетской партии.

Оставим этот вопрос без ответа. Ведь дело журналиста - задавать вопросы. Отвечать (и нести ответственность) должны государственные чиновники. Они же показали себя полностью безответственными.


См. полный оригинальный текст
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments